Хозяин медведя-убийцы: «И тут я подумал, что нам обоим конец…»

Владелец хищника Михаил Харин рассказал корреспондентам «Ё!» о том, что произошло в тот страшный день, когда от лап дикого зверя погиб человек

25.10.2017 14:08
МОЁ! Online

Читать все комментарии

Войдите, чтобы добавить в закладки

На прошлой неделе Михаила Харина, хозяина бурого медведя, который вырвался из клетки и убил 87-летнего жителя села Семилуки, перевели из реанимации в общую палату. Напомним, трагедия произошла утром 15 октября под Воронежем. Хищник выломал доски вольера и сбежал из частного зоосада Харина. В тот момент в соседнем огороде работал пенсионер Михаил Никулин. Животное набросилось на пожилого мужчину.

— Смотрю — Мишка катает по земле соседа, — вспоминает Харин. — Я позвал медведя и он побежал ко мне. Тут я выдохнул, ведь он послушно пошёл со мной обратно в клетку. Но тут сзади сосед закричал от боли… И тут медведь как взбесился!

По словам Харина, зверь развернулся и побежал добивать жертву. Владелец хищника пытался спасти соседа, но сам пострадал от зубов и лап своего питомца.

— Помню, он начал наносить мне удары локтями, у меня сразу потемнело в глазах, — продолжает Харин. — Думаю, всё — нам с соседом конец. В какой-то момент я собрался и со всей силы дёрнул вниз. И медведь отскочил. Тогда я ещё мог ходить. Поднялся и пошёл за ним. Он стоял рядом с калиткой Станислава Никулина, сына погибшего соседа. Я увидел Станислава в окно и спросил, можно ли мне загнать зверя к нему во двор, чтобы он не бегал по улице. Но тот не позволил.

Медведь побежал к другому дому, а Харин почувствовал резкую боль в области живота и без сил упал. Селяне вызвали полицию и скорую. Около 40 минут медведь бегал по селу за людьми, ломал автомобили и заборы. Прибывшие полицейские были вынуждены застрелить разбушевавшегося зверя. Раненых мужчин — владельца медведя и пенсионера — повезли в больницу, но Михаил Никулин скончался по дороге. Михаила Харина доставили в медучреждение в тяжёлом состоянии. У него были серьёзные раны живота, переломы рёбер и многочисленные ушибы внутренних органов. Первые три дня Михаил находился в реанимации, затем мужчину перевели в общую палату.

— Покупать медведя в свой зоопарк я не планировал, — вспоминает Харин. — Белгородские циркачи мне рассказали, что дрессировщик погиб и медвежонка никто не хочет забирать. Я не мог допустить, чтобы он попал в руки браконьеров или охотников, которые травят на медведей своих собак. На тот момент после продажи дачи у меня были деньги, и я купил мишку за 100 тысяч рублей. Есть договор купли-продажи, другие разрешительные документы на животное. Первые недели я даже спал с ним вместе в вольере на матрасе. Он был мне как сынок. Мы вместе играли, я его кормил, расчёсывал. В благодарность он демонстрировал мне и посетителям цирковые номера: крутил лапами мячи и тарелки, надевал на шею покрышку от колеса…

По словам Михаила Харина, режим и рацион питания разрабатывал местный ветеринар. Кормили зверя два раза в день — утром и вечером. Сначала питомец съедал ведро каши с маслом и овощами, а со временем порцию увеличили ещё на полведра. То есть голодным он не был. Сырую пищу медведь никогда не ел. Михаил Харин предполагает, что его приучили к этому ещё в цирке. Через полчаса после каши зверю давали десерт — арбузы, яблоки, кукурузу, другие фрукты и овощи. К слову, когда наши корреспонденты приезжали к Михаилу Харину год назад, медведь весил 150 килограммов. Когда его взвесили мёртвым после трагедии — уже 350 килограммов.