Прислать новость Магазин

Под Воронежем подруге депутата вынесли приговор за избиение сотрудницы полиции

Женщине грозило до 10 лет лишения свободы

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

21

Читать все комментарии

6912

Каширский районный суд вынес решение по нашумевшей истории с избиением двух сотрудников полиции, одним из которых стал победитель конкурса «Лучший народный участковый Воронежской области» Максим Стряпчих. На скамье подсудимых оказались двое жителей села Каширское – 43-летний местный депутат Николай Агеев и его 36-летняя знакомая Ирина Ижокина.

Инцидент произошёл в ноябре 2017 года в доме женщины. Полицейских туда вызвала дочь Ижокиной, которая сообщила, что пьяный мужчина устроил у них дебош и угрожает её маме расправой. На место прибыл наряд полиции – участковый, дознаватель и оперуполномоченный. Когда Максим Стряпчих пытался взять объяснение с дебошира, тот неожиданно набросился на него с кулаками, разбил правоохранителю губу и оторвал погон. Позже в потасовку вмешалась и хозяйка дома. Женщина вцепилась в волосы девушки-дознавателя и толкнула её на пол. В конце концов стражи порядка скрутили депутата и его подругу, их доставили в участок.

Судили пару по отдельности, так как степень виновности у каждого была своя. Им предъявили обвинение по одной статье Уголовного кодекса – 318 УК РФ – но по разным её частям. Агееву – в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, а Ижокиной грозило до 10 лет, так как девушка-дознаватель в результате падения получила черепно-мозговую травму. Депутату вынесли приговор ещё в октябре 2018 года – три года условно. На прошлой неделе, 15 января, суд огласил решение по делу Ирины Ижокиной – 3,5 года условно.

Кстати, Агеев и Ижокина в разговоре с «Ё!» заявили, что не согласны с обвинениями. По их мнению, на «неправомерные действия» их спровоцировали сами полицейские.

— Никакого избиения не было, — уверяла Ирина Ижокина. — Действительно, Николай был пьян в ту ночь. Но он меня не бил. Просто отказывался уходить. Я была уставшая после смены на заправке, поэтому попросила дочь вызвать наряд. Но кто же знал, что приехавшая дознаватель начнёт оскорблять мою дочь! Конечно, я не выдержала, начала на неё кричать, и у нас с ней завязался конфликт, в котором я позволила себе толкнуть её.

Версию об избиении отрицал и Агеев:

— Я вмешался и оказал сопротивление, но я пытался защитить Ирину: после того как она толкнула дознавателя, полицейские стали хватать её за руки… Я начал отбивать свою знакомую, наговорил всякого. Побои участковому были нанесены во всей этой неразберихе…

Впрочем, суд их трактовку событий посчитал несостоятельной.