Звёзды «Эпидемии»: после выхода сериала на Netflix нам пишут много иностранцев

Актёры сериала, который оценил сам Стивен Кинг, рассказали корреспонденту «МОЁ! Online» о том, как проходили съёмки

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

8

Читать все комментарии

6239

— Эпидемия — чертовски хороший русский сериал на Netflix, — написал Стивен Кинг в своём твиттере. Вышедший ещё год назад сериал о неизвестном вирусе, который уничтожает всё человечество, по началу не сразу полюбился отечественному зрителю. Но всё изменилось после того, как сериал вышел на популярном стриминговом сервисе Netflix. Сериал был дублирован на 12 языков.

История о том, как группа людей пытается добраться до озера, чтобы спастись от таинственной эпидемии, понравилась западному зрителю. Сериал посмотрел известный писатель Стивен Кинг. Вот, что он написал об этом в своём микроблоге:

«Необходимо знать четыре вещи:

1. Там есть эпидемия.
2. Там много снега и холода (Это Россия, тупицы!).
3. Все пьют водку.
4. Спойлер: маленький ребенок — заноза в заднице».

Мы решили пообщаться с актёрами «Эпидемии». Итак, наши собеседники: Виктория Агалкова (в сериале – Полина), Марьяна Спивак (Ирина), Наталья Земцова (Марина), Эльдар Калимулин (Миша— подросток с синдромом Аспергера) и Савелий Кудряшов (Антон – тот самый маленький ребёнок, о котором писал Кинг).

— Почему решили принять участие в этом сериале?

Марьяна Спивак: Очень понравился сценарий, как и книга Яны Вагнер, на основе которой он был написан. Нам важно было показать и изучить, какими становятся люди в экстремальной ситуации, как суметь сохранить в себе человека в условиях выживания.

Виктория Агалкова: Меня привлекла команда, когда мы приступили к работе, была готова только первая серия. У нас был очень интересный сценарий, невероятный режиссёр, оператор и актерский состав.

Виктория Агалкова (в сериале – Полина)

Савелий Кудряшов: Вообще свою актёрскую карьеру я начал благодаря маме. Она нашла в интернете кастинг и решила меня на него отвести. На пробах в «Эпидемию» было очень сложно, было 3 этапа. Первый этап –знакомство с режиссером, потом – ансамблевые пробы и в конце уже знакомство с моим персонажем Антоном.

— Сериал «Эпидемия» фантастика или будущая реальность? С началом эпидемии то угадали...

Марьяна Спивак: Когда мы снимали «Эпидемию», это, конечно, была фантастика, никто не предполагал, что подобное может случится в реальности, причём очень скоро. Пандемия началась почти сразу после выхода сериала в эфир, и мы поначалу даже шутили— ничего себе, продюсеры устроили пиар-кампанию. А потом уже, конечно, стало не до шуток, особенно когда в жизни сценарий стал повторяться в мелочах, например, очень характерная сцена паники на заправке, когда люди готовы убить каждого кашлянувшего, так же примерно происходило и в жизни в разгар карантина. Но мы, конечно, все надеемся, что до зомби апокалипсиса дело не дойдёт...

Марьяна Спивак (Ирина)

— Удивлены успеху «Эпидемии» на Западе?

Марьяна Спивак: Да, после выхода сериала на Netflix нам пишут очень много иностранцев в соцсетях, все спрашивают и ждут продолжения, в России реакция была не такой бурной.

Виктория Агалкова: Конечно, приятно удивлена. Когда снимаешься в проекте, обычно, у тебя даже мысли о зарубежном зрителе не возникает, во всяком случае у меня. Думаешь, лишь бы наш зритель оценил, а с «Эпидемией» вышло как раз наоборот — нашему зрителю год назад «Эпидемия» не сильно зашла, а иностранный зритель очень её полюбил.

Наталья Земцова: А вот я, честно говоря, совсем не удивлена. Меня больше удивляет, что успех в России пришел после того, как на Западе заговорили об «Эпидемии», когда о нём написал Кинг. И почему-то только потом русские сказали, что, наверное, стоит посмотреть. А год назад, когда вышел сериал на ТНТ успеха я не почувствовала. Помню, когда ещё снимали, то я говорила продюсерам, что это срочно нужно на Netflix. Они говорили: какой Netflix? Что за глупости?

Наталья Земцова (Марина)

— Какой была ваша реакция на слова Стивена Кинга об «Эпидемии"?

Марьяна Спивак: Это, конечно, было очень приятно, но я воспринимаю этот твит без истерики, ничего экстраординарного не произошло, просто радостно, что наш фильм смотрят и на него реагируют даже такие большие мастера, как Кинг.

Эльдар Калимулин: То, что наш сериал понравился Кингу, — это фантастика. Очень неожиданно. Это даёт почву молодым и талантливым людям. Они верят в себя. Если ты делаешь что-то крутое, то рано или поздно это заметят.

— Ваши герои из сериала похожи на вас?

Марьяна Спивак: Сложно сказать, как я бы сама вела себя на месте Ирины, но сходство точно есть. Мы с ней сильные женщины, и, если пришлось бы, я, наверное, тоже бы боролась за свою жизнь, особенно за жизнь и благополучие своего ребёнка.

Виктория Агалкова: На меня сейчас Полина совершенно не похожа, но когда я была подростком, то я тоже бунтовала. Не так, конечно, как Полина, но тоже была непростым ребёнком.

Эльдар Калимулин: Было интересно играть Мишу, он необычный подросток. Были, конечно, трудности и сложности, но придумывать его мне понравилось.

Эльдар Калимулин (Миша — подросток с синдромом Аспергера)

— Говорят, что вас просили вести нездоровый образ жизни на съемках. Зачем это было нужно и что именно вы делали?

Наталья Земцова: Ну не то чтобы нас просили, но гримеры нам говорили, что мы можем не спать, тусоваться, пить и курить. Делайте всё, что обычно не стоит. В принципе, когда мы приходили на съёмки, то нас пытались ухудшить. Волосы все время маслом для волос поливали, поэтому они были жирные. Но самое интересное, когда это делать можно, то не очень уже хочется. Было тяжело снимать ночью, обо мне забыли все друзья и родные. Я днём спала и потом убегала на съёмки.

Марьяна Спивак: Лично у меня в принципе нет никакого режима. В период съёмок фильма ты живёшь по правилам заданным сюжетом, он входит в твою жизнь и управляет ей, главное потом вовремя выскочить обратно.

— Какая сцена была самой сложной для вас?

Савелий Кудряшов: В целом было непросто. Это все происходило зимой, было много снега, но я это точно запомню на всю жизнь.

Савелий Кудряшов (Антон – тот самый маленький ребёнок, о котором писал Кинг)

Марьяна Спивак: Наверное, это блок сцен, связанный с поиском пропавшего сына. Снимали долго, подробно, и в какой-то момент я уже капала себе валокордин в чай, иначе бы сердце разорвалось от переживаний. Вообще съемки были тяжёлыми, но работать было сплошное удовольствие. Дело и в материале, и в команде. К каждому в группе испытываю бесконечную любовь и благодарность за то, что это было в моей жизни.

Виктория Агалкова: Физические трудности. Мы всегда снимали за городом, не было ни одной локации в черте города, минимум километров 30 от Москвы. Почти всегда на улице, в дикий холод, и было много ночных смен, опять же на улице, но, когда ты работаешь в крутой команде, это тебя несильно расстраивает.

Эльдар Калимулин: Я думаю, что это момент, когда в финале я попал в капкан. Это было технически сложно. В этот момент у меня под курткой шел провод 220 вольт, который подключался к фонарику. Поэтому нужно было держать фонарик в определенной руке, в другой – пистолет. Еще и капкан, в котором нужно было под определенным углом стоять.

Новости других СМИ