Прислать новость

«Рота, БЯДА!» Лучшие армейские истории от читателей «МОЁ!»

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

23.02.2020 10:17
14

Читать все комментарии

6781

Служба в армии помимо тягот и лишений полна забавных, поучительных и полезных моментов. В преддверии Дня защитника Отечества мы решили поинтересоваться у друзей редакции и у наших читателей на портале «МОЁ! Online» и в группе «МОЁ!» во «ВКонтакте», какие истории им больше всего запомнились из службы в армии. И услышали много интересного.

Читатель Александр

— Я служил в Североморске, в штабе Северного флота. Начальником штаба флота тогда был вице-адмирал Вениамин Налётов — он для нас, простых матросов, был кем-то вроде небожителя, который крайне редко появлялся на нашем небосклоне, то бишь в поле нашего зрения (примерно как Северное сияние или просветы на небе в полярную ночь). Дядька был довольно суровый, и при виде его даже офицеры, не говоря уж о срочниках, впадали в священный трепет. И вот однажды мой ростовский дружок Роман дежурил по роте. Перед обедом он прилёг отдохнуть и незаметно для себя вздремнул, понадеявшись, что дневальный в случае чего разбудит. Проснулся он от дикого крика дневального: «Смирно!» (так дневальные возвещают о приходе начальства). Причём в этом крике слышалось что-то такое отчаянное, что Роман понял — пожаловал кто-то из небожителей. Он вскочил с кровати и кинулся к двери, чтобы доложить, что во время его дежурства происшествий не случилось, и всё такое. И тут он понимает — правая нога затекла и он её не чувствует. В итоге вице-адмирал переступает порог и видит картину: дежурный по роте с заспанным лицом отчаянно пытается подползти к нему, чтобы доложить обстановку. Начальник штаба был вне себя и прописал Роману все возможные наряды вне очереди. А потом по шапке досталось и всем нашим вышестоящим начальникам. После этого Ромке до конца службы даже ночью спалось беспокойно!

Ярослав Гуровский («ВКонтакте»)

— На первом году службы в далёком 2004-м в одной из войсковых частей береговой обороны Краснознамённого Черноморского флота произошёл такой случай. Прибыло молодое пополнение, я к тому времени отслужил полгода и носил «почётное» флотское жаргонное звание по сроку службы — «череп» (в сухопутных частях «слон»). Так вот, в числе молодого пополнения подавляющим большинством были выходцы из наших южных республик. Пройдя необходимую подготовку, один из молодых заступил дневальным по роте, но обучению они поддавались крайне тяжело, что и привело к следующим событиям. Зашёл в роту ответственный от руководства части — начальник штаба полка, дневальный должен в соответствии с уставом вызвать дежурного по роте. Однако дневальный растерялся, стоит и молчит. Начштаба спрашивает: «Что ты должен сделать, когда в роту зашёл офицер?» Дневальный молчит... Начштаба продолжает: «Расскажи мне обязанности дневального по роте». Дневальный с жутким акцентом пытается что-то рассказать, но сбивается и впадает в ступор. Начштаба, немного зверея, приказывает немедленно построить роту по команде «сбор», т. е. поднять роту по тревоге... Дневальный опять молчит. Тогда начштаба спрашивает: «Что нужно крикнуть дневальному, чтобы предупредить личный состав о том, что что-то случилось и необходимо срочно строиться для выполнения задачи?» В ответ на это дневальный, улыбаясь во все 32 зуба, говорит: «А-а-а, я понял!» — и во всё горло, громко и чётко кричит: «Рота, БЯДА!!!» Очень часто вспоминаем это с сослуживцами))

Сергей Рогов («ВКонтакте»)

— Перед присягой помимо строевой, полит- и физподготовки отрабатывали стрельбы. Как должно всё проходить, очерёдность, техника и необходимые инструкции. Отработать нужно было до автоматизма. Отрабатывали с боевыми автоматами, но без патронов, и после очередных тренировок один нерадивый боец умудрился сдать заряженный автомат. Это грубое нарушение. А посему нам запретили выдавать на обучение боевое оружие. Но отрабатывать как-то нужно. После недолгих раздумий комроты решил, что дальнейшее обучение будет проходить со швабрами. Короче, следующие две недели изо дня в день мы бегали со швабрами, имитируя стрельбы, а для пущего веселья ещё и заставляли обозначать выстрелы звуками. Вот так вот...

Карикатура Сергея БЕЛОЗЁРОВА

Художник Алексей Загородных

— В 1973 году я благополучно не поступил в строительный институт, и меня забрали осенью в армию. Попал в деревню Крест под нынешней Тверью. Служил в войсках противовоздушной и противоракетной обороны. Все два года у нас не было увольнений. Развлекали себя как могли. Особенно в розыгрышах хороши сержанты были. Например, мой товарищ по службе накачивал насосом чугунные колёса.

Во время службы мне всегда приходилось что-то рисовать, как правило, по ночам. В бывшей курительной комнате мне разрешили обустроить мастерскую. Чего мы там только с товарищами не делали: и плакаты, и стенды, и чеканки (рельефные рисунки на металле). Например, по картине Виктора Васнецова «Гусляры» делал из чеканок триптих, им украсили столовую. Для себя тоже успевал рисовать. Как-то натянул кусок простыни на подрамник и сделал монохромный портрет Джорджа Харрисона из The Beatles по фото, которое мне друзья прислали. Так кто-то украл этот портрет. Вот такое признание творчества.

А вообще, много чего в армии делал такого, за что меня судить могли в то время. Рядом с мастерской находился красный уголок, где стоял коротковолновый приёмник. Помню, ходил к приёмнику по радио BBC слушать. Когда про это прознали, мне досталось, но никакого наказания не было. А на втором году службы я совсем осмелел. Меня поставили дежурить прямо на Новый год. Заранее на свой пост я пронёс и спрятал радиоприёмник. И после 12 ночи включил радио «Голос Америки» на всю мощь и поднёс микрофон, чтобы через динамики было слышно в части, а там как раз западные рок-группы играют. Через пару композиций выключил. И тут звонок от дежурного: «Это вы музыку включили?» Я говорю: «Нет». В ответ: «Странно, ну, наверное, с командного пункта».

А вот дембельские альбомы в армии всегда отказывался рисовать. Я не любил эту эстетику. Отшучивался, что работаю только с натуры, а волка с зайцем рисовать не умею. У меня и самого не было дембельского альбома, да и фото со службы не осталось. Была пара снимков, но они при переезде затерялись, к сожалению.

Гость (посетитель «МОЁ! Online»)

— Служил срочную в 1984 — 1986 годах в Краснознамённом Среднеазиатском военном округе. Отслужили полтора года, осталось 6 месяцев — и из учебки привезли очередное молодое пополнение. На вечерней поверке рота выстроилась, отдельно выстроились молодые, их представляет старшина роты старший прапорщик Галушко. «Иванов!» — «Я!», «Петров!»  — «Я!» И тут началось... «Мортукан!» — «Я!», «Цюпка!» — «Я!», «Тякэ!» — «Я!» В строю старослужащих послышался глухой ржач... Прапорщик невозмутимо продолжает: «Крышталь!»  — «Я!» Смех уже громче и явственней... И тут старшина запнулся — никак не может назвать фамилию! Читал-читал — никак! Рота уже откровенно прыскает со смеху, прапорщик стоит красный, говорит: «Старшина Локтионов, читай дальше, что-то никак не прочту!» Выходит огромный старшина-срочник, берёт журнал и громким и внятным голосом выкрикивает: «Румпельштильцхен!» — и тут уж все попадали от смеха... Особенно громко смеялся я, поскольку сам вписал ЭТО в журнал...

Новости других СМИ