Прислать новость Магазин

Сергей Юрский в Воронеже: «Мамаеву и Кокорину сочувствовать никогда не буду»

Легендарный артист рассказал «МОЁ!» об отношении к выходкам богатых и знаменитых, о том, почему он мгновенно согласился сыграть Сталина и мешает ли семейной жизни совместная работа на сцене

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

7

Читать все комментарии

2160

15 октября Сергей Юрский уже в третий раз привез в Воронеж свой спектакль «Шагал. Полёты с ангелом». В нём 83-летний артист сыграл сразу девять ролей, а также выступил как режиссёр. Не все знают, что легенда советского и российского кино («Золотой телёнок», «Место встречи изменить нельзя», «Республика ШКИД», «Любовь и голуби») занимает активную общественную позицию, причём зачастую не совпадающую с позицией власти. Так, Юрский критиковал политику России в отношении Украины, не раз посещал массовые акции протеста оппозиции. Поэтому наше небольшое интервью перед спектаклем было не только об искусстве, а ещё, к примеру, о погоде... «Эта погода чудесная, я такой вообще не помню, такого подарочного октября. Всю дорогу ею любовался, мы ехали дневным поездом. Что происходит? Чувствую, нам за это придется расплачиваться, видимо, каким-то катаклизмом!» - полушутя рассуждал великий артист.

-- Давайте поговорим о катаклизмах в мире людей. На прошлой неделе все обсуждали драку Мамаева и Кокорина, затем выходку Алексея Панина, который проехал на «Геленвагене» по пешеходному тротуару. Это новая тенденция, когда знаменитости считают, что им всё можно, или проблемы в головах у отдельных людей?

-- Разумеется, у отдельных. Но их становится всё больше. Вот в чём наша проблема! Сочувствия у меня к ним никогда не будет. С футболистами всё было понятно ещё после их выступления в Монако.

-- Вы человек с активной общественной позицией, подписываете открытые письма, ходите на акции протеста. Были ли на митингах против пенсионной реформы?

-- Нет, у меня ноги плохо ходят. И акций протеста, наверное, для меня не будет больше.

-- А если бы не ноги, пошли бы?

-- Не уверен, потому что проблема очень двойственная. То, что старость наступает на молодость количеством, — это мировая проблема, никуда от неё не деться. Надо с другой стороны заходить. По сравнению с другими странами пенсия в этой стране мизерная, люди как недополучали за труд, так и недополучают за свою законченную работу и старость. Государство стало так сильно жаловаться на свою бедность, что я прямо не знаю, чем помочь этой стране.

-- Случалось ли, что вы отказывались сниматься в кино даже за большие деньги?

-- У актёра должна быть абсолютная свобода выбора. Большие деньги – это несущественный вопрос. Если деньги начинают иметь значение, это плохо. Продаваться за большие деньги — это так же плохо, как продаваться за малые, просто надо не продаваться. Вседозволенность и деньги -- это опасности, которые подстерегают в первую очередь художников. Тут могут быть и малые, и средние, и большие деньги. И тогда художники становятся где-то похожими на бандитов. Сначала они думают разок украсть, но по-крупному, потом ещё разок – это неизбежно.

Сергей Юрский в роли Марка Шагала

-- Вы много раз выступали как антисталинист, но при этом не раз играли роль Сталина. И быстро ли согласились?

-- Мгновенно. Меня бесконечно интересует большая власть, что происходит с человеком. Перед фильмом «Товарищ Сталин» 2011 года я восемь лет играл в своём спектакле «Ужин у товарища Сталина» по пьесе Друца. Так что Сталин жил со мной до тех пор, пока я не стал сильно его старше. Поэтому я этот спектакль играть перестал — должно же быть какое-то соответствие. Сейчас играю Шагала, который меня ещё пока намного старше (Шагал умер в 98 лет. — «Ё!»).

Как Сергей Юрский «уживается» на одной сцене со своей супругой, чем его поразила роспись Шагала, почему он очень не любит вспоминать о фильме «Место встречи изменить нельзя» читайте в номере «МОЁ!» от 23 октября. А чем его так привлекал образ Сталина и особенно его смерть - смотрите на видео.