Войдите, чтобы видеть уведомления на портале

Прислать новость

Росздравнадзор признал нелегальным облучатель, убивший женщину в онкодиспансере

Эксперты подтвердили информацию о воронежском аппарате «Терагам», опубликованную в расследовании «МОЁ!». По нашим данным, на покупке этой установки чиновники могли «сэкономить» больше 10 миллионов рублей

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

33

Читать все комментарии

7472

25 июня Росздравнадзор на своём официальном сайте выложил релиз об итогах служебной проверки Воронежского областного онкодиспансера. Чтобы разобраться в дикой трагедии, которая там произошла, чиновникам понадобился почти месяц. Напомню, 22 мая во время сеанса лучевой терапии одну из пациенток в буквальном смысле раздавило медаппаратом. Стол, на котором она лежала, по не известной пока причине резко поднялся и придавил её к коллиматору – устройству, где формируется поток гамма-лучей. Погибшей женщине был 51 год.

Итак, вывод Росздравнадзора: аппарат «Teragam» чешской фирмы Isotrend, который 14 лет проработал в онкодиспансере Воронежа, не был зарегистрирован в России. И значит – это цитата – «представлял прямую угрозу жизни и здоровью пациентов».

— Материалы проверки переданы в Министерство здравоохранения и следственные органы, — сообщили в ведомстве. — По её итогам составлены два административных протокола – за «Нарушение правил в сфере обращения медицинских изделий» и за «Осуществление деятельности, не связанной с извлечением прибыли, с грубым нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией)…»

За трёхэтажными конструкциями из административного кодекса – формальные на самом деле штрафы. По первой статье для должностных лиц – от 5 до 10 тысяч рублей, по второй – от 20 до 30 тысяч. А если представить, какие деньги могли стоять ЗА покупкой левого аппарата… Это даже не мелочь – цинизм.

Уже через две недели после трагедии в онкодиспансере в газете «МОЁ!» и на портале «МОЁ! Online» вышло большое расследование о «Терагаме». Версию, что его могли привезти в Воронеж незаконно, я высказала с уверенностью 99,9 процента: элементарно потому, что установки чешской фирмы Isotrend получили регистрацию в России лишь в июле 2007 года. Это совершенно открыто написано на официальном же сайте Росздравнадзора.

Я немного ошиблась с датой покупки: назвала 2006 год, потому что в онкодиспансере заявили — именно с тех пор «Терагам» у них там работал. В Росздравнадзоре говорят о 2005-м.

Да – именно 2005-й. Подтверждаю. Более того, уточняю: 28 декабря 2005-го воронежский онкодиспансер перечислил за этот облучатель поставщику – некой московской фирме «Родина» – 25 миллионов 341 тысячу рублей. Во всяком случае, у нас в редакции есть копия расчётного документа, за подписью главного бухгалтера диспансера, и мы можем это предполагать.

В то же время, по нашим данным, в контракте воронежского облздрава с «Родиной» (его заключили 28 марта 2005-го) могла стоять совсем другая сумма – 35 миллионов 928 тысяч. Куда делись 10,5 миллиона? Этот вопрос мы ещё 17 июня адресовали в департамент здравоохранения, ответа пока нет.

Кстати. В Воронеж нелегальный аппарат, скорее всего, действительно привезли по сертификату другого чешского производителя «Терагамов» — UJP PRAHA a.s., он зарегистрировал свои облучатели у нас ещё в 2003 году. В расследовании «МОЁ!» мы высказали это как версию, но в редакцию попали документы, по которым картинка собирается наглядная. Однако ни руководство диспансера, ни медицинских чиновников путаница в документах и названиях не смущала 14 лет. А установили и запустили «Терагам» действительно лишь в сентябре 2006-го. Бывшие сотрудники диспансера вспоминают, что производители – чехи – долго не хотели приезжать в Воронеж. Подозреваю, им тоже казалась сомнительной бандура с «заводским номером 0101» — именно такой значится в бумажках на «Терагам», которые фирма «Родина» предъявила воронежскому онкодиспансеру. Судя по документам самих чешских производителей, у подобных аппаратов номера всегда были пятизначные.

Редакция «МОЁ!» продолжает разбираться в этой трагедии и ждёт ответов на свои вопросы от департамента здравоохранения Воронежской области.