Войдите, чтобы видеть уведомления на портале

Прислать новость Магазин

Кто в ответе за убийство солдата-срочника под Воронежем

18.02.2019 19:40
66

Читать все комментарии

9497

История с гибелью 19-летнего солдата-срочника Стёпы Цымбала в воинской части № 91711 в Богучаре — дикая. Сам факт, что на со всех сторон мирной (хоть и военизированной) территории мы теряем солдат… Причём — не на учениях (бракованная граната, неправильно заряженный автомат), а в палатке для умывания во время ужина… Факт того, что родителям привозят оставшееся от их ребёнка что-то — изуродованное, неузнаваемое и выдают им ЭТО, как коробку сломанных карандашей…

Тут всё против логики и здравого смысла. Но то, что началось ПОСЛЕ трагедии, — уже против совести. Если хотите — чести.

Пресс-служба Западного военного округа заявляет, будто на теле Степана (с перебитой головой, замотанной медицинским скотчем — «у него половины черепа не было») признаков насильственной смерти нет. При этом в руки журналистов попадает документ, подписанный командованием части, что эти самые признаки — есть. И военные следователи — после новостной бучи в интернете — всё-таки возбуждают уголовное дело об убийстве.

Сложите эту чудовищную мозаику: люди, облечённые воинской присягой, возможно, УБИЛИ — не врага, дезертира или мародёра. Возможно, они просто — убили.

…Примерно после 2010-го Министерство обороны перестало публиковать статистику по смертности в армии не в боях, а «в миру». За три года перед этим — его же официальные данные, которые ещё остались в сети, — таких смертей случилось в общей сложности порядка полутора тысяч. Около 500 в год, по 1 — 2 каждый день. То есть, осмыслите это, каждый день в армии «просто так» умирали один — два солдата. По словам председателя фонда «Право матери» Вероники Марченко, практически за каждой третьей смертью стоял суицид. За каждым суицидом — унижения подчас настолько изощрённые, что писать о них в своё время было неловко. Призывники косяками косили от службы, матери становились живыми щитами у военкоматов. Героическая российская армия превращалась в символ аморальности, разврата и беззакония. И это было страшно, потому что угрожало — напрямую — государственности.

Прошло 10 лет. Сколько сейчас умирает мальчишек в казармах в/ч, мы не знаем, но. Крым и «вежливые люди». Донбасс. Сирия. Это три ключевых перевала, которые подняли нашу армию даже выше института президента. По итогам прошлогоднего рейтинга «Левада-центра», Вооружённым силам доверяли 66 процентов опрошенных россиян, главе государства — только 58. На этих перевалах, погибая, родились наши новые Герои. Среди них — воронежский парень Рома Филипов. Майор Роман Николаевич Филипов, которому навсегда осталось 33 года, — в том горящем штурмовике, сбитом боевиками над чужой идлибской землёй.

И гибель 19-летнего Стёпы Цымбала — это уже не трагедия всей нашей армии, а преступление конкретных людей конкретной воинской части, которые, похоже, в детстве в подвале не доиграли в гестапо. Накажут ли их — зависит от конкретных персонажей с определёнными ФИО.

Сохранять честь не на войне — тоже героизм…

Самое читаемое