Войдите, чтобы видеть уведомления на портале

Прислать новость

В Воронеже на экс-сотрудника прокуратуры спустя 7 месяцев всё же завели дело

Его подозревают в покушении на мошенничество в особо крупном размере

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

28.05.2018 14:47
7

Читать все комментарии

4439

Региональный Следственный комитет сообщил о возбуждении уголовного дела в отношении бывшего сотрудника прокуратуры Воронежской области. Его подозревают в покушении на мошенничество в особо крупном размере. В СК не называют имя, но по контексту в пресс-релизе можно предположить, что это экс-начальник отдела по рассмотрению обращений и приёму граждан облпрокуратуры и сын судьи облсуда Андрей Авдеев.

О его увольнении из прокуратуры было объявлено 30 января, на следующий день после того, как в интернете появилось видеообращение от воронежского адвоката Марии Григорашенко. В нём она представила распечатки аудиозаписи с обсуждением «кому сколько», связях в Генпрокуратуре и упоминанием нескольких фамилий – таких же, как и у высокопоставленных сотрудников прокуратуры. Григорашенко тогда утверждала, что это – её диалог с Авдеевым. Позже областной прокурор Николай Шишкин на пресс-конференции сказал: «Прошла служебная проверка в отношении каждого сотрудника из тех, которых упоминали на записи, все материалы мы передали в Следственный комитет» и «Я абсолютно доверяю своим подчинённым. А кому не доверяю, тех уже нет рядом».

Саму «разоблачительницу» Григорашенко за несколько месяцев до этого осудили на 2 года колонии-поселения за покушение на мошенничество (решение не вступило в силу, так как она пытается его обжаловать в облсуде). Её задержали в мае 2016 года при получении 350 тысяч рублей от матери её подзащитного, обвиняемого в торговле наркотиками. Адвокат якобы обещала его родителям благодаря своим связям добиться для их сына условного срока. В общей сложности она запросила 2,5 миллиона рублей, два из которых на тот момент ей передали.

При получении очередного транша Григорашенко взяли оперативники УФСБ. Вердикт ей вынесли только осенью 2017-го. И перед оглашением приговора подсудимая сделала громкое заявление: мол, она действовала не одна, а деньги с неё требовал «высокопоставленный сотрудник прокуратуры». После этого региональный СК объявил о начале доследственной проверки, которая спустя семь месяцев закончилась возбуждением уголовного дела на теперь уже бывшего сотрудника надзорного ведомства. Любопытно, что Андрей Авдеев официально покинул прокурорскую службу лишь почти через четыре месяца после того, как об этом было сообщено. До этого он находился в длительном отпуске, что позволило ему дотянуть до 20-летней выслуги лет, получить выходное пособие и спокойно уйти на пенсию.

В пресс-релизе Следственного комитета описывается схема взаимодействия сотрудника прокуратуры и адвоката. Из текста следует, что адвокат обратилась к знакомому сотруднику прокуратуры с просьбой оказать помощь её подзащитному, обвиняемому в наркоторговле, в изменении меры пресечения.

«…введя в заблуждение знакомую, сообщил ей сведения о наличии у него возможности совершить обозначенные действия в интересах её клиента за денежное вознаграждение сотрудникам следствия и суда. В дальнейшем, узнав о том, что обвиняемому изменена мера пресечения на домашний арест, потребовал от адвоката крупную сумму денег за якобы оказанное им содействие в принятии указанных решений. При этом сотрудник прокуратуры к принятию данных решений никакого отношения не имел. Будучи обманутой должностным лицом, адвокат в декабре 2015 года и январе 2016 года передала ему крупную сумму денег, ранее полученную от родственников подзащитного. Сотрудниками регионального СК и УФСБ по Воронежской области продолжается выполнение комплекса необходимых мероприятий, направленных на установление обстоятельств преступления», - говорится в сообщении ведомства.

Заметим, в данном случае речь идёт именно о попытке мошенничества, так как формально высокопоставленный сотрудник прокуратуры и сын судьи облсуда, конечно же, не может влиять на решения о мере пресечения или мягком приговоре. А тот наркоторговец уже после того, как закрутилась история с Марией Григорашенко, получил в итоге 8,5 лет колонии строгого режима.