Прислать новость Что, если?

Что произошло на очистных сооружениях в Воронеже и привело к жуткой вони

На поля фильтрации из-за сбоя в работе оборудования «Левобережных очистных сооружений» отправлялись практически непереработанные фекалии

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

65

Читать все комментарии

7779

Долгожданным гостем на сегодняшнем совете городской Думы стал директор ООО «Левобережные очистные сооружения» Игорь Житарюк. Депутаты, которые обычно стараются проводить заседания кратко и без лишних дискуссий, на сей раз были настроены решительно. Дело было в многочисленных обращениях избирателей с жалобами на вонь в городе (главный врач поликлиники № 3 Юлия Попова отметила даже, что в октябре резко выросло количество пациентов, жалующихся из-за запаха на головные боли и першение в горле). Немаловажную роль в том, что депутаты забросали Игоря Житарюка вопросами, вероятно, сыграло и то, что от вони в городе страдали и сами народные избранники.

Игорь Житарюк показал себя мастером ухода от ответов на острые вопросы. В частности, он рассказал, что на левобережных очистных сооружениях работают три линии очистки — 1964, 1982 и 1991 года постройки. Одну из линий выводили из эксплуатации для модернизации, в итоге в работе остались две. «Произошло несколько залповых сбросов от города и одна из линий чуть-чуть не справилась», — скромно пояснил Игорь Житарюк.

Здесь будет нелишним рассказать, что же такое линии очистки. На линию попадает река из канализационных стоков. Сначала стоки очищают от крупного мусора с помощью находящихся в этом потоке специальных решёток. Затем стоки попадают в огромные отстойники. По законам физики фекалии в этих отстойниках всплывают наверх. После этого отходы нашей жизнедеятельности и часть воды направляются в огромные бассейны — аэротенки. Там они с помощью специальных устройств насыщаются кислородом, а в бассейны вносятся специальные микроорганизмы в виде ила. Эти микроорганизмы — спасение города от экологической катастрофы. Именно они перерабатывают дурно пахнущие фекалии в пахнущий болотом ил. После переработки ил сбрасывается на поля фильтрации (иловые карты) очистных сооружений, где естественным образом сохнет в течение 2 — 3 лет.

Левобережные очистные сооружения
Фото: Игорь ФИЛОНОВ

Мы поинтересовались у Игоря Житарюка, с чем же не справилась одна из линий очистки «ЛОС». «Стоки не успели пройти в аэротенках необходимую реакцию, запах, может быть, был чуть-чуть изменён», — директор очистных сооружений вновь проявлял чудеса дипломатии и ни в какую не хотел напрямую отвечать на вопросы.

К счастью, более откровенен в беседе с «МОЁ!» был первый заместитель главы города Сергей Петрин. По его словам, на злополучной линии очистки возникли огромные проблемы с илом — из 14 видов бактерий, которые должны перерабатывать фекалии, в живых остались лишь два вида. То есть, по сути на иловые карты фекалии попадали практически в непереработанном виде. Если учесть, что ежедневно на очистные сооружения попадают тонны фекалий, несложно представить себе масштабы бедствия, постигшего город. Ситуация пришла в норму лишь с пуском линии, которая находилась на ремонте.

СЕГОДНЯ

ВЧЕРА