Прислать новость Магазин

«Рота, БЯДА!» Лучшие армейские истории от читателей «МОЁ!»

Накануне 23 Февраля воронежцы поделились самыми забавными историями из армейской службы

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

23

Читать все комментарии

18688

В преддверии Дня защитника Отечества мы решили поинтересоваться у наших читателей на портале «МОЁ! Online» и в группе «МОЁ!» во «ВКонтакте», какие истории им больше всего запомнились из службы в армии. Лучшие истории мы публикуем сегодня. А кому именно достанутся обещанные призы за лучшие истории — смотрите в конце нашей подборки.

Художник Алексей Загородных

В 1973 году я благополучно не поступил в строительный институт, и меня забрали осенью в армию. Попал в деревню Крест под нынешней Тверью. Служил в войсках противовоздушной и противоракетной обороны. Все два года у нас не было увольнений. Развлекали себя как могли. Особенно в розыгрышах хороши сержанты были. Например, мой товарищ по службе накачивал насосом чугунные колёса.

Во время службы мне всегда приходилось что-то рисовать, как правило, по ночам. В бывшей курительной комнате мне разрешили обустроить маленькую мастерскую. Чего мы там только с товарищами не делали: и плакаты, и стенды, и чеканки (рельефные рисунки на металле). Например, по картине Виктора Васнецова «Гусляры» делал из чеканок триптих, им украсили столовую. Для себя тоже успевал рисовать. Как-то натянул кусок простыни на подрамник и сделал монохромный портрет Джорджа Харрисона из The Beatles по фото, которое мне друзья прислали. Так кто-то украл этот портрет. Вот такое своеобразное признание творчества.

А вообще много чего в армии делал такого, за что меня судить могли в то время. Рядом с мастерской находился красный уголок, где стоял коротковолновый приёмник. Помню, ходил к приёмнику по радио BBC слушать. Когда про это прознали, мне досталось, но никакого наказания не было. А на втором году службы я совсем осмелел. Меня поставили дежурить прям на Новый год. Заранее на свой пост я пронёс и спрятал радиоприёмник. И после 12 ночи включил радио «Голос Америки» прям на всю мощь и поднёс микрофон, чтобы через динамики было слышно в части, а там как раз западные рок-группы играют. Через пару композиций выключил. И тут звонок от дежурного: «Это вы музыку включили?». Я говорю: «Нет». В ответ: «Странно, ну, наверное, с командного пункта».

А вот дембельские альбомы в армии всегда отказывался рисовать. Я не любил эту эстетику. Отшучивался, что работаю только с натуры, а волка с зайцем рисовать не умею. У меня и самого не было дембельского альбома, да и фото со службы не осталось. Была пара снимков, но они при переезде затерялись, к сожалению.


Читатель Александр

Я служил в Североморске, в штабе Северного флота. Начальником штаба флота тогда был вице-адмирал Вениамин Налётов — он для нас, простых матросов, был чем-то вроде небожителя, который крайне редко появлялся на нашем небосклоне, то бишь в поле нашего зрения (примерно как северное сияние или просветы на небе в полярную ночь). Дядька был довольно суровый, и при виде его даже офицеры, не говоря уж о срочниках, впадали в священный трепет. И вот однажды мой ростовский дружок Роман дежурил по роте. Перед обедом он прилёг отдохнуть и незаметно для себя вздремнул, понадеявшись, что дневальный в случае чего разбудит. Проснулся он от дикого крика дневального: «Смирно!» (так дневальные возвещают о приходе начальства). Причём в этом крике слышалось что-то такое отчаянное, что Роман понял — пожаловал кто-то из небожителей. Он вскочил с кровати и кинулся к двери, чтобы доложить, что во время его дежурства происшествий не случилось, и всё такое. И тут он понимает — правая нога затекла, и он её не чувствует. В итоге вице-адмирал переступает порог и видит картину: дежурный по роте с заспанным лицом отчаянно пытается подползти к нему, чтобы доложить обстановку. Начальник штаба был вне себя и прописал Роману все возможные наряды вне очереди. А потом по шапке досталось и всем нашим вышестоящим начальникам. После этого Ромке до конца службы даже ночью спалось беспокойно!

Карикатура Сергея БЕЛОЗЁРОВА

Гость (посетитель «МОЁ! Online»)

Служил срочную в 1984 — 1986 годах в Краснознаменном Среднеазиатском военном округе. Отслужили полтора года, осталось 6 месяцев — и из учебки привезли очередное молодое пополнение. На вечерней поверке рота выстроилась, отдельно выстроились молодые, их представляет старшина роты старший прапорщик Галушко. «Иванов!» — «Я!», «Петров!» — «Я!» И тут началось... «Мортукан!» — «Я!», «Цюпка!» — «Я!», «Тякэ!» — «Я!» В строю старослужащих послышался глухой ржач... Прапорщик невозмутимо продолжает: «Крышталь!» — «Я!» Смех уже громче и явственней... И тут старшина запнулся — никак не может назвать фамилию! Читал-читал — никак! Рота уже откровенно прыскает со смеху, прапорщик стоит красный, говорит: «Старшина Локтионов, читай дальше, что-то никак не прочту!» Выходит огромный старшина-срочник, берет журнал и громким и внятным голосом выкрикивает: «Румпельштильцхен!» — и тут уж все попадали от смеха... Особенно громко смеялся я, поскольку сам вписал ЭТО в журнал...


Гость (посетитель «МОЁ! Online»)

Городок в Тульской области километрах в 150 от Тулы — глухомань, хоть и Подмосковье. В городе войсковая часть и база хранения техники, можно сказать градообразующее предприятие. Офицерский состав и срочники меняются, а вот прапорщики местные. Расположение части — в городе, а площадки хранения техники — в окрестностях. Дорог нет, весенняя распутица, ГАЗ-66 везёт караул срочников на смену. В одной из канав машина ложится на борт, народ вылетает кто куда, все целы, но двух автоматов недосчитались — они в грязюке под машиной. Начальники караула решают автоматы достать потом и вообще не докладывать, чтоб по шапке не получить.

Всё бы прокатило, но один отставной прапорщик увидел авто на боку и пошёл посмотреть. Рассмотрел два автомата и, как человек сознательный и знающий куда идти, к командиру части их и отнёс! Командир части — человек грозный, но не лишённый чувства юмора, дождался смены заступившего караула и, не получив рапорта о ЧП с оружием, идёт проверять оружейки. Казарма — два этажа, оружейки друг над другом. На окнах решётки, дверь — тоже решётка, всё как положено. Заходит на первый этаж: все пирамиды с оружием, пустых ячеек нет. Он идёт на второй этаж: пустых ячеек нет! Вот тут командир части звереет, понимая, что его обманули, устраивает разнос, по номерам быстро выясняется, чьи автоматы. Также выясняется, что недостающие автоматы подняли вверх на верёвке, пока он с первого на второй этаж шёл.


Ярослав Гуровский («ВКонтакте»)

На первом году службы в далеком 2004 году в одной из войсковых частей береговой обороны Краснознаменного Черноморского флота произошёл такой случай. Прибыло молодое пополнение, я к тому времени отслужил полгода и носил «почётное» флотское жаргонное звание по сроку службы — «череп» (в сухопутных частях «слон»). Так вот, в числе молодого пополнения подавляющее большинство было выходцев из наших южных республик. Пройдя необходимую подготовку, один из молодых заступил дневальным по роте, но обучению они поддавались крайне тяжело, что и привело к следующим событиям. Зашёл в роту ответственный от руководства части — начальник штаба полка, дневальный должен в соответствии с уставом вызвать дежурного по роте. Однако дневальный растерялся, стоит и молчит. Начштаба спрашивает: «Что ты должен сделать, когда в роту зашёл офицер?» Дневальный молчит... Начштаба продолжает: «Расскажи мне обязанности дневального по роте...» Дневальный с жутким акцентом пытается что-то рассказать, но сбивается и впадает в ступор. Начштаба, немного зверея, приказывает немедленно построить роту по команде «сбор», т. е. поднять роту по тревоге... Дневальный опять молчит. Тогда начштаба спрашивает: «Что нужно крикнуть дневальному, чтобы предупредить личный состав о том, что что-то случилось и необходимо срочно строиться для выполнения задачи?». В ответ на это дневальный, улыбаясь во все 32 зуба, говорит: «А-а-а, я понял!» — и во всё горло, громко и чётко кричит: «Рота, БЯДА!!!».

Очень часто вспоминаем это с сослуживцами))


Сергей Рогов («ВКонтакте»)

Перед присягой помимо строевой, полит — и физподготовки отрабатывали стрельбы. Как должно всё проходить, очерёдность, техника и необходимые инструкции. Отработать необходимо было до автоматизма. Отрабатывали с боевыми автоматами, но без патронов, и после очередных тренировок один нерадивый боец умудрился сдать заряженный автомат. Это грубое нарушение. А посему нам запретили выдавать на обучение боевое оружие. Но отрабатывать как-то нужно. После недолгих раздумий комроты решил, что дальнейшее обучение будет проходить со швабрами. Короче, следующие две недели изо дня в день мы бегали со швабрами, имитируя стрельбы, а для пущего веселья ещё и заставляли обозначать выстрелы звуками. Вот так вот...

Карикатура Сергея БЕЛОЗЁРОВА

Автоген Плюс («ВКонтакте»)

У меня много историй из того незабываемого времени. Расскажу одну, произошла лично со мной. Я служил на Балтике. Был у нас полигон Хмелёвка. Вот как-то раз везут мой взвод туда на «КамАЗе». А рядом едет «газон» с открытом кузовом, груженный водкой в ящиках. Мы с бойцами переглянулись и на следующем светофоре, когда наши машины поравнялись, применили навыки разведчиков-диверсантов и умыкнули оттуда несколько бутылок.

Добрались до полигона, стали выгружаться, а вся машина пьяная в стельку. Старший на нас смотрит и не поймёт. Садились трезвые, а выгружаются пьяные. Ну дошло до комбрига, он стал нас пытать, а мы в один голос говорим, мол, это виновато название полигона и его воздух, а мы типа трезвые! Он поржал и предложил переименовать Хмелёвку в Бухалово. Но мне, как старшему, всё-таки влепил трое суток ареста. Я там хоть отоспался!


Семён Сердюк («ВКонтакте»)

Служил в учебке под Питером, ВМФ. Еду нам привозили из другой части, у нас была только раздача. В один день на обед привезли какую-то тухлятину с курицей — запах стоял по всей столовой. Как это приняли — я без понятия, наверняка, просто расписались и даже не смотрели. На раздаче парни говорили, что курица норм, а тухлятина только в подливе. Ну, выбора у людей не было — буфета нет в части, а из тумбочек любую еду офицеры при проверке забирали. В итоге, ели эту курицу, а кто и подливку наворачивал. В эту ночь все 3 роты провели с чашей Генуя, были даже кадры, кто в ведро навалил, не сдержались. На следующий день строит нас комбат, и такой: вы руки не моете, гигиену не соблюдаете, вот и потравились. Выдать всем для рук антисептик, и чтоб каждый воспользовался перед приёмом пищи! А про привезённую тухлятину вместо обеда ни слова


Автоген Плюс («ВКонтакте»)

Расскажу ещё одну историю, и тоже про алкоголь.

Была у нас командировочка в одну жаркую африканскую страну. А там кроме нас были кубинцы. В те времена кубинцы очень уважали наших бойцов. И вот как-то моему взводу пришлось прикрывать отход кубинского медсанбата. Ну всё сделали правильно, и магарыч не заставил себя ждать. Вечером пришла делегация и вручила нам две литрушки заграничного пойла. Мы, как водится, разлили по кружкам и залпом употребили. Только мы выдохнули, и такой мат поднялся! Мол, гады комрады, одеколон нам подсунули! Вот так я впервые в жизни попробовал тёплую текилу!


Гость (посетитель «МОЁ! Online»)

Служил с 1984 по 1986 год в ГСВГ (Группа Советских войск в Германии). В 1986 году демобилизовали. В конце апреля 1986-го по демобилизации был направлен на пересыльной пункт в Фалькенберг (ГДР). Погода стояла великолепная: 20 градусов тепла, сухо, хорошо. С собой была шинель солдатская. Нас собрали в команду из дембелей, человек 40, которые живут в Черноземье, и приготовили к отлету, так как должен был в ближайшее время прилететь самолёт из Тамбова и привезти призывников-«духов».

В это время пришла большая команда дембелей из Липецка, и руководство пересыльного посадило их на тамбовский самолёт и отправило домой. После их убытия на пересыльной пункт приехал проверяющий генерал из Московского военного округа и узнал, что на пересыльном находятся неотправленные дембеля, которые ему пояснили, что должны были улететь домой, однако их отставили из-за липецких. В это время в Фалькенберг прилетели два самолёта из Свердловска, и нас в срочном порядке посадили на эти самолёты и отправили в СССР. В связи с тем, что в Германии было тепло, я оставил шинель на пересыльном. При подлёте к Свердловску стюардесса объявила, что за бортом самолёта 6 градусов тепла. Замерзли, как цуцыки.

Другие истории читайте в комментариях под нашим обращением «Поделись армейской историей и выиграй компактный набор инструментов» и в нашей группе, а обещанные призы редакция «МОЁ!» решила вручить авторам историй про швабры Сергею Рогову, про «бяду» Ярославу Гуровскому и про перекличку («Румпельштильцхена») (имя автора этой истории, к сожалению, не указано, поэтому просим вас связаться с редакцией по e-mail: web@kpv.ru).

СЕГОДНЯ

ВЧЕРА