Прислать новость Магазин

Сын пенсионерки с ампутированными ногами предъявил новые доказательства

Мужчина продолжает обвинять медиков

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

67

Читать все комментарии

6428

Контролирущие органы продолжают разбираться в громкой истории с ампутацией ног пожилой женщине в воронежской больнице №3. В начале прошлой недели замруководителя территориального органа Росздравнадзора по Воронежской области Александр Шлыков заявил, что, по предварительным данным, нарушений в действиях хирургов воронежской больницы нет.

Тем временем младший сын умершей пенсионерки Андрей Дронов не собирается сдаваться. В разговоре с корреспондентом «Ё!» он сообщил, что приложит все усилия, чтобы доказать вину медиков. Он прислал в редакцию «МОЁ!» гневное письмо, в котором утверждает: врачи третьей больницы говорят неправду.

– Шамсутдинов и Хренов (главный врач и заведующий хирургическим отделением больницы № 3 соответственно. – «Ё!») выступают по всем федеральным каналам и рассказывают, как они самоотверженно боролись за жизнь моей матери, но это не так, – сказал Андрей Дронов в разговоре с нашим корреспондентом. – Например, они говорят, что перед операцией проводили консилиум. Но мы с женой дежурили под дверью матери с тех пор, как привезли её, и не видели ни того, ни другого. Они приехали уже после операции, когда мы обнаружили, что отрезали не правую ногу, а левую, и вызвали полицию.

Также Андрей Дронов задаёт вопрос: почему никто из врачей не поставил его в известность, что ампутирована будет не правая нога, о которой говорилось в начале, а левая. По его словам, хирурги не сообщили ему об этом и после операции. И только жена Дронова, зайдя в палату к пенсионерке, увидела, что ампутирована «не та» конечность.

Также Андрей Дронов прислал в редакцию фотографию соглашения, которое, как он утверждает, врачи передали его брату Игорю 6 ноября. Документ представляет собой проект соглашения между Воронежской городской больницей № 3 и гражданином РФ, чье имя не указано. В нём прописано, что больница обязуется оказывать Марии Дмитриевне Дроновой медпомощь на высоком качественном уровне, предоставить ей палату повышенной комфортности и т. п. Но самым любопытным в документе является пункт: «Стороны по обоюдному согласию оценивают причинённый моральный ущерб в сумму____ рублей» – конкретная сумма не вписана. Правда, ни подписей, ни печатей на документе нет.


Андрей Дронов подозревает, что на основании этого соглашения врачам удалось договориться с его старшим братом Игорем, который уже публично заявлял, что претензий к медикам, оперировавшим его мать, не имеет. Также нашего собеседника не убедили результаты проверки Росздравнадзора. Он заявил, что ждёт выводов Следственного комитета. Напомним, следователи возбудили уголовное дело по статье 118 УК «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего выполнения лицом своих обязанностей».

Ранее Андрей Дронов также не исключал возможность, что будет пытаться отсудить у врачей компенсацию морального вреда – чтобы нанять матери сиделку. На наш вопрос, будет ли он подавать в суд сейчас, после смерти матери, сын пенсионерки ответил уклончиво:

– Я буду действовать в рамках правового поля. Давайте для начала посмотрим, что скажут в следственном комитете.

С просьбой прокомментировать якобы имевший место проект соглашения, корреспонденты «Ё!» обратились в областной департамент здравоохранения – врачи больницы №3 общаются с журналистами только через ведомство. Сегодня нам пришёл официальный ответ из департамента, из которого следует, что, наоборот, на денежной компенсации настаивали родственники Марии Дроновой:

«Главный врач БУЗ ВО «ВГКБ №3» С.Х. Шамсутдинов на личном приеме обсудил с родственниками М.Д. Дроновой их вопросы и претензии по поводу оказания медицинской помощи пациентке. На требование родственников о подписании соглашения и выплате компенсации за моральный ущерб администрация ответила отказом, поскольку не была согласна с претензиями, а также потому, что в российском законодательстве отсутствует механизм досудебного урегулирования споров между государственным учреждением и физическим лицом. Перечисление денежных средств без решения суда невозможно, поэтому проект соглашения не мог быть подписан. Он не является правовым документом и не имеет юридической силы».

К сожалению, узнать позицию старшего сына Марии Дмитриевны, Игоря Дронова, корреспондентам «Ё!» не удалось – он общался с журналистами один раз, в стенах больницы, и отказался давать свои контакты. Андрей Дронов сообщил нам, что передал проект соглашения, фото которого прислал нам, следователям.

Тем временем в пресс-службе регионального следственного управления нам сообщили, что в рамках уголовного дела проводится комплексная судебно-медицинская экспертиза, которая будет продолжаться не менее двух месяцев. По её результатам будут определены дальнейшие процессуальные действия.

СЕГОДНЯ

ВЧЕРА