Войдите, чтобы видеть уведомления на портале

Прислать новость

Если я родила второго после 27 лет – мы с ребёнком, получается, неполноценные?

02.11.2019 12:27
175

Читать все комментарии

16356

Обычно, когда власти заявляют о введении нового вида социальной выплаты, – это повод порадоваться. Даже если тебя это не касается. Поэтому столь парадоксальная ситуация, которая произошла в Воронеже 18 октября, случилась, пожалуй, впервые. Вроде бы губернатор пообещал существенную денежную поддержку воронежским мамам, а его заявление вызвало бурю критики и возмущения. Возмущаются причём все, бездетные, «однодетные», как я, к примеру, а также многодетные, матери и отцы, бабушки и дедушки. Что же произошло?

18 октября к нам с визитом приезжала вице-премьер Татьяна Голикова. Рассказывая ей о мерах социальной поддержки семей, глава региона озвучил новость: к федеральному материнскому капиталу в 453 тысячи рублей, который выплачивается мамам за рождение второго ребёнка, в нашей области прибавится ещё и региональный, причём немаленький, в 200 тысяч рублей. Соответствующий закон должен начать действовать уже с декабря этого года.

Но тут же выяснился существенный нюанс: в отличие от федерального маткапитала региональная добавка полагается не всем, а только женщинам, которые родили второго ребёнка до 27-летнего возраста. Радостная новость сразу как-то поблекла, хотя, надо признать, сейчас в стране тренд – поддерживать именно молодые семьи. Например, в соседней Липецкой области есть пособие в 85 тысяч рублей – его выплачивают мамам 18 — 24 лет, правда, сразу за первенца. С другой стороны, в Татарстане есть «шаймиевские» 200 тысяч на улучшение жилищных условий – их платят всем семьям, где родился ребёнок, неважно, какой он по счёту и уж, конечно, невзирая на возраст родителей. В Воронеже, кстати, раньше тоже была губернаторская выплата в 20 тысяч рублей за рождение ребёнка, которые с 2008 года получала каждая воронежская мама. Правда, с 2016 года губернаторские стали выплачивать только малоимущим семьям, а в конце года совсем отменили.

Но если с делением семей на имущие и малоимущие ещё понятно, то как и чем объяснить возрастную планку в 27 лет? На прошлой неделе мои коллеги поинтересовались этим у губернатора во время одной из его рабочих поездок по области. Честно говоря, его объяснение вызвало ещё больше недоумения:

— Почему до 27 лет? Потому что исследования показывают, что если до 29 женщина не рожает второго ребёнка, то потом, скажем так, нечасто он рождается в этой семье. Конечно, нам бы хотелось стимулировать молодые семьи, чтобы у них было как минимум двое детей …

Интересно, на какие же исследования опирается губернатор? Особенно если учесть, что есть официальные данные областного управления ЗАГС по этому вопросу. И они говорят следующее: в 2018 году воронежские женщины рожали первенца в основном в 26,5 года, а второго малыша – только в 30 лет. Выходит, новые выплаты будут из серии тех, которыми, с одной стороны, можно похвастаться на всю страну, мол, вот как мы в области поддерживаем демографию, и при этом, с другой стороны, бюджет особенно не оскудеет от «губернаторских» пособий – потому что претенденток на них будет сравнительно немного. Как говорится, и волки сыты, и овцы целы.

И конечно, обижает сам, как это принято сейчас называть «месседж» от региональной власти. То есть, если я со скоростью пулемёта успела «выстрелить» двумя чадами до 27-летия, я молодец и дети у меня замечательные, нужные стране. А если «протелилась» со вторым до 30, а то и, страшно сказать, до 40 – мой ребёнок, выходит, «второго сорта»?

Если даже оставить в стороне эмоции и рассуждения о дискриминации по возрасту, есть масса рациональных доводов, почему данная инициатива несправедлива. Отчасти мотивы авторов законопроекта понятны: молодая мама, родившая двоих детей до 27 лет, вряд ли смогла создать себе прочную материальную базу. Она, скорее всего, практически не работала, а возможно, и не доучилась. Устроиться без опыта на должность с хорошей зарплатой, да ещё и с двумя детьми сложно. Поэтому и поддержка… Но я могу привести целый ряд контраргументов в защиту женщин старшего возраста, которым финансовая поддержка нужна не меньше.

– У молодой женщины с двумя детьми больше шансов устроиться на работу и построить карьеру, чем у женщины, решившейся на второго малыша после 30 и тем более ближе к 40. Да, сначала молодую маму, возможно, возьмут на невысокую должность, но дети растут, и к 35 — 40 годам она вполне может достичь карьерных высот. А если женщина в 30 — 35 уходит во второй декрет? Начать с нуля уже возраст не позволит, да и на работу в таком возрасте берут менее охотно. И даже если она до второй беременности занимала высокую должность с хорошей зарплатой, не факт, что она сможет потянуть эту работу с двумя детьми и когда силы уже не те.

– У молодых мам есть существенное подспорье – молодые бабушки, которые ещё полны сил и могут справиться с двумя внуками, пока дочка работает. А вот у женщин 30 — 35 лет и мамам уже ближе к 60, которые уже по состоянию здоровья не могут сидеть с малышами.

– Беременность, роды, первый год жизни – всё это очень тяжёлое время для женщины. И не секрет, что мамы до 30 переносят эти испытания гораздо проще благодаря своей молодости. У женщин после 30 больше проблем со здоровьем, а это в том числе и финансовые расходы. Но это не значит, что мамы из них получаются хуже или дети у них «неполноценные»!

– К рождению детей, тем более двоих, надо подходить ответственно. А эта ответственность и настоящее желание стать мамой наблюдается далеко не у всех женщин к 27 годам, многие созревают как раз к 30 даже для первенца. Получается, данная законодательная инициатива подталкивает молодых девочек к необдуманным и «скороспелым» родам, чтобы «успеть». Не уверены, что это эффективная мера для улучшения демографической ситуации в регионе.

Самое читаемое