Прислать новость

Геноцид в законе

07.12.2019 20:06
43

Читать все комментарии

3824

У меня давно не было таких трудных текстов. Я о последних заметках о мужском психоневрологическом интернате в рамонском посёлке Бор. Если пропустили – можете почитать в нашей цифровой газете «МОЁ!+» и здесь, на портале. А коротко: один из пациентов Сергей Фатенков вёл на своей странице в Facebook дневник, в котором рассказывал и показывал, в каких условиях там содержатся ещё 229 таких же, как он. Именно содержатся, не живут: крысы, сжирающий стены грибок, забитый дерьмом уличный туалет. Большинству зданий, в которых расположены корпуса, под 250 лет.

Трудно не только и не столько от этого, хотя многое, о чём говорил Фатенков, подтвердилось. Взгляните на снимки, которые сделала в борском интернате правозащитник из Москвы Нюта Федермессер: в объективе – внимание – душ.

Такие условия в самом интернате застали Нюта Федермессер и её сопровождающие
Фото: Нюта Федермессер

Да, всё так, как ни старались замолчать и завесить мишурой наши чиновники. То есть, именно от их судорожных попыток забелить чёрное, прикинувшись страусами, гадко, больно и хочется биться головой о стену.

О, плохо не только рамонским психам, вы правы. Вы абсолютно правы, когда в комментариях зовёте в такую-то госбольницу, общагу на такой-то воронежской улице, но. То, как государство относится к самой беспомощной части общества – старикам, инвалидам – наиболее тонкий и чуткий камертон его высокой миссии гуманизма, отличающей от звериной стаи. Причем, государство на любом его уровне: страны ли, региона, отдельной квартиры. А люди с «болезнями души», обитающие, в ПНях вроде борского (ПсихоНеврологических Интернатах), – они совсем НАД обществом, отвержены, кажется, даже Богом.

Вот что пишет под одним из моих материалов читатель. По его словам, он работал в таком интернате (стиль и орфография автора):

«Первое, что шокирует - это запах. Воронежская вонь ничто по сравнению с ним. Притом в разных уголках заведения свой запах. У столовки начинает тошнить от запаха жратвы (едой никак язык не поворачивается это назвать), у сортира свой амбре, у пациентов интерната также специфичный букет.

Второе, это сами пациенты. Ну то, что они больны на голову, это подспудно понимаешь. Но вот чего от них ждать через секунду - загадка. Также загадка, где они берут бухло. Все поголовно ходят датые. Вынесут из столовки котлету на закусь и за углом употребляют. Местные санитары с ними особо не церемонятся. В руках длинная палка с вбитым гвоздем на конце. В случае чего дубасят от души. Банный день у них по своему распорядку. Заводят партию в душевую и из шланга поливают.

Санитарные условия в интернате могут повергнуть в шок
Фото Сергея Фатенкова из соцсетей

Само заведение очень убого. Пытаются конечно какой никакой порядок поддерживать...»

Я верю читателю. Среда, которую мы увидели, «расчеловечивает», потому что для человека не пригодна. Естественная самозащита на уровне инстинкта выживания.

Как это изменить, все знают. Развивать волонтёрство, заниматься с этими несчастными, тихонечко пытаясь возвращать и встраивать их в общество: многие, не поверите, хотят и могут приносить ему пользу, на равных с нами, «нормальными». Но это очень кропотливый труд. Титанический. Жертвенный. Проще платить зарплату за отчёты.

И конечно, нужны новые ПНИ: в «борских» свихнутся даже крысы. В областном департаменте соцзащиты мне сообщили, что построить одно такое учреждение на 130 человек стоит (в среднем) порядка 500 миллионов рублей. В регионе их сейчас 15, приличный «по типовому проекту» – один: в новохопёрской деревне Алфёровка. Его пришлось таким сделать срочно, когда в декабре 2015-го прежний полувековой сарай с треском сгорел, а с ним вместе 23 старика.

Так вот. В этих 15 интернатах 2085 человек. Они – подчёркиваю ещё раз – особая категория, сложная, и думать о ней надо особо. Да, у нас начали строить дома для стариков и инвалидов, но обитателей «ПНей» туда нельзя. И если взяться за них всерьёз – три добротные больницы на регион. Всё. В воронежских «Электронике» и БСМП, например, по 800 коек.

Я сейчас не буду трогать наш бедный бюджет. Его никогда всем не хватит. Даже на 40-процентную прибавку к содержанию первых персон Облдумы на следующий год еле наскребли. С 11 до 15 миллионов рублей на двоих. А на капремонт объектов социальной сферы – домов престарелых, детских домов, тех же ПНей – 290 миллионов. На тысячи, тысячи, тысячи душ. И мы молимся на обещанную манну из Москвы: федералы обещают в дар 36 миллиардов…

…Не буду о политике. Скажу о милосердии, сострадании, благотворительстве.

И терпеливо складывая калькулятором годовые доходы народных избранников из той же Думы («ПНями» заведует область, не город)… Нудно переписывая из официальных деклараций восьмизначные наборы цифр (не трогая «Лексусы», плантации и жён)...

Вспомню о здравом смысле.

1 миллиард 509 миллионов 192 тысячи 137 рублей. Избранников – в «человеках» – 56 (пятьдесят шесть).

Желаю им здоровья.

P.S. Борский интернат сейчас лихорадит. Кроме шелухи из журналистов и столичных правозащитников, там ходят важные люди: прокуроры, чиновники, даже Следственный комитет. Ура, товарищи. Вы счастливые люди: вы, конечно, ничего ЭТОГО не знали. Директора и сам интернат годами исправно штрафовали санитарные врачи, пожарные, Росздравнадзор. Но не смогли директор с медсёстрами соорудить в 300-летних конюшнях лифты, переловить зверевших веками крыс, законопатить гнилые стены и содрать с них грибок. И не смогли бы. И их бы дальше штрафовали.

Проверяйте. Удачи. Но помните, пожалуйста, о здравом смысле.


Самое читаемое