Проект здания Техноложки утверждал император Николай I

13.12.2020 18:08
7

Читать все комментарии

2676

Давненько мы с вами, дорогие читатели, не гуляли по любимому городу. Выходной и -5 градусов — вполне подходящие условия для очередной виртуально-пешеходной прогулки под названием «5 фактов о зданиях на проспекте Революции, которые вы, возможно, не знали». Итак, вперёд по главной улице, на которой…

• …единственный частный дом хотели снести

Мало того что он единственный частный, он ещё и единственный бревенчатый (второй этаж). В 1870 году в этой усадьбе родился писатель Иван Алексеевич Бунин.

Дом-герой выстоял дважды: в Великую Отечественную не поддался чужим, а после войны — своим. Правда, вряд ли те люди могут называться «своими» — скорее, Иваны, родства не помнящие…

Маленький домик в 1970 годы могущественный горисполком решил принести в жертву жилой многоэтажке и дал добро на снос. Как видим, пренебрежительное отношение к историческому наследию в столице Черноземья сложилось минимум 50 лет назад. На защиту тогда бросились всем миром и дом отстояли.

В 1995 году литературовед Олег Григорьевич Ласунский написал о визите французской делегации к дому Бунина. Мол, французы удивлялись: «Почему в Воронеже нет бунинского музея?!»

И вот спустя 25 лет мечта писателей, историков, краеведов и всех людей, любящих свой город и уважающих его историю, наконец-то сбылась — в 2020 году музей был открыт. Его адрес: пр. Революции, д. 3. Во времена Бунина адрес дома был иным: Старый бег, 4. И это подводит нас к следующему рассказу о том, что…

• …в центре современного Воронежа раньше был ипподром

«Старым бегом» территория от виадука у «Работницы» до краснокирпичного здания штаба войсковой части стала называться с 1867 года. До этого она была «Рысистым бегом», поскольку здесь проходили скачки. «В центре города?!» — удивитесь вы.

Нет, не в центре. Тогда это была глухая окраина, за которой начиналась Троицкая слобода. Толпы народа приходили сюда во время конных состязаний или в праздничные дни, когда давал представления цирк-шапито.

Строительство Козлово-Воронежской железной дороги перерезало площадь и перевело скачки на другую окраину.

• Три года от утверждения проекта до закладки первого камня

Бюрократическая волокита торжественно отмечает не первое своё столетие. Уж если во времена интернета приходится годами ждать некоторые здравые решения по архитектурным вопросам (к слову, нездравые рождаются и исполняются у нас молниеносно), то, представьте, каково это было в пору лошадей, чернил и гусиных перьев.

Так, понадобилось больше 30 лет, чтобы в головы отцов города пришло решение о необходимости иметь собственное здание первой классической мужской гимназии. До того она располагалась то на Большой Девиченской (Сакко и Ванцетти), то на Большой Московской (Плехановская).

И вот чертежи академика архитектуры Андрея Андреевича Тона отправились в Санкт-Петербург. Там они были доработаны, и в 1852 году проект здания утвердил сам император Николай I.

Казалось бы, бери да строй! Ан нет, пролетело ещё три года до того момента, как состоялась торжественная закладка здания. Через четыре года в гимназию на Большой Дворянской вошли первые ученики.

Сейчас здание принадлежит студентам – это корпус Технологической академии по адресу: пр. Революции, 19. Новый корпус, построенный на склоне холма в 1960 годах, значится тоже под номером 19. И кстати…

• …ещё одна пара зданий на проспекте имеет один и тот же адрес

Если вы решите подарить подлинного Рембрандта музею им. Крамского, то не забудьте, отправляя бандероль, после адреса (г. Воронеж, пр. Революции, 18) акцентировать внимание на получателе! Если не напишете, не исключено, что подарок получит Управление ЮВЖД, потому как здание, в котором оно располагается, имеет, как и музей им. Крамского, адрес: пр. Революции, 18.

• Как мечта одного воронежского губернатора сбылась через 100 лет

В конце XVIII века в центре города было построено аж четыре здания для чиновников. Два из них находились на том самом холме, где теперь корпуса Техноложки, а два располагались аккурат напротив дома губернатора.

Но чиновники множились быстрее, чем строились присутственные места, и тогда губернатору Воронежа пришла идея из двух домов сделать один, застроив место между ними. Петербург идею не поддержал и не поддерживал ещё лет десять. А по прошествии этого срока уже при другом губернаторе два здания всё же были превращены в одно.

Дом № 23

А вторая часть губернаторской мечты — надстроить получившийся дом ещё одним этажом — сбылась и вовсе через 100 лет. При восстановлении дома после войны архитектор Герман Здебчинский подарил ему третий этаж.

Самое читаемое