МЫ ЗНАЕМ!

Рассказываем о выдающихся людях, оставивших яркий след в истории Воронежа

Проект «Мы знаем!» реализуется при спонсорской поддержке Гражданского собрания «Лидер»

<p>Художник Иван Крамской: любил живопись до&nbsp;самозабвения и&nbsp;умер за&nbsp;мольбертом</p>
Иван Крамской. Автопортрет (1867 г.).

Художник Иван Крамской: любил живопись до самозабвения и умер за мольбертом

Бунтарь от искусства, гениальный живописец, организатор товарищества художников-передвижников, автор загадочной картины «Неизвестная» и пронзительной работы «Христос в пустыне» — рассказываем об уроженце Воронежской земли Иване Николаевиче Крамском

От ретушёра до студента академии

Родился будущий художник 27 мая (8 июня по старому стилю) 1837 года в Острогожске, в слободе Новая Сотня в семье писаря. Иван с детства проявлял интерес к рисованию. Михаил Тулинов, местный художник-любитель и фотограф, поддержал талантливого подростка. Он научил Ивана с помощью туши и акварели ретушировать фотопортреты (этакий «Фотошоп» XIX века), и Крамской вскоре преуспел на этом поприще.

В этом домике под камышовой крышей в Острогожске родился будущий великий живописец. Сейчас здесь расположен дом-музей им. И.Н. Крамского, который был открыт в 1987 году (фото с сайта bravo-voronezh.ru)

Однако Крамского привлекало именно рисование. «О! как я люблю живопись! — с восторгом писал Иван в своём юношеском дневнике. — Милая живопись! Я умру, если не постигну тебя хоть столько, сколько доступно моим способностям. <...> Живопись! Я готов это слово повторять до изнеможения, оно на меня имеет сильное влияние; это слово — моя электрическая искра, при произнесении его я весь превращаюсь в какое-то внутреннее трясение. В разговоре о ней я воспламеняюсь до последней степени. Она исключительно занимает в это время всё моё внутреннее существо — все мои умственные способности, одним словом, всего меня».

В 16 лет, как впоследствии писал Иван Николаевич, ему «представился случай вырваться из уездного города с одним харьковским фотографом». В 1853 году в Острогожск из Харькова приехал фотограф Яков Данилевский. Он пригласил Ивана в ретушёры. Из Острогожска Крамской уехал в Харьков, за три года объехал, как вспоминал сам художник, половину России, а в 19 лет прибыл в Санкт-Петербург, где продолжал заниматься ретушированием. Но со своей мечтой стать живописцем Иван не расставался и спустя год работы в фотографической мастерской с первого раза поступил в Императорскую академию художеств.

Бунт четырнадцати

Иван Крамской

В 1863 году Императорская академия художеств присудила 26-летнему Ивану Крамскому малую золотую медаль за картину «Моисей источает воду из скалы». Для получения большой золотой медали и так называемого пенсионерства в Италии (аналог современного гранта, в течение шести лет пенсионеры академии имели право на получение 1 500 рублей в год) совет академии предложил учащимся почувствовать в конкурсе и определил одну на всех тему из скандинавской мифологии — «Пир в Вальгалле».

А надо сказать, что в те времени в России буквально витал дух демократических свобод, именно в 1863-м был опубликован роман писателя-демократа Чернышевского «Что делать?», ставший невероятно популярным. Четырнадцать из пятнадцати претендентов на большую золотую медаль отказались писать на заданную тему и подали прошение, чтобы им не навязывали сюжет и позволили самим выбирать тематику. В то время в обществе был велик интерес к жанровым работам, отражающим повседневную жизнь.

Совет академии отказал студентам, а один из профессоров в сердцах бросил: «Если бы это случилось прежде, всех бы вас в солдаты!». После этого Иван Крамской от лица своих однокашников заявил, что они покорнейше просят совет освободить их от участия в конкурсе и выдать им дипломы художников. То есть они решили демонстративно покинуть академию. Впоследствии этот протест вошёл в историю искусства как бунт четырнадцати.

«Когда все прошения были уже поданы, мы вышли из правления, затем из стен академии, и я почувствовал себя наконец на этой страшной свободе, к которой мы все так жадно стремились», — вспоминал Иван Крамской.

О ЧП в академии доложили императору Александру II. Он распорядился даже установить за бунтарями полицейский надзор. Но дипломы художников им всё-таки вручили. (Кстати, любопытный факт: восемь из четырнадцати участников «бунта», среди которых был и Иван Крамской, впоследствии всё-таки получили звание академиков Императорской академии художеств).

Но это в будущем. А пока бунтари в том же 1863 году по инициативе Крамского организовали первую в стране независимую творческую организацию под названием «Петербургская артель художников».

Учитель Репина

Покинувшие академию художники должны были освободить и принадлежавшие ей мастерские, где они не только работали, но и жили. Нужно было искать средства для существования. Иван Крамской. который к тому времени женился на Софье Николаевне Прохоровой (она занималась ведением хозяйства артели), был избран старшиной «Артели».

За чтением. Портрет Софьи Николаевны Крамской — жены художника

Художники-артельщики сняли просторную квартиру на Васильевском острове, разместили в газете объявление о том, что готовы выполнять художественные заказы, вести частные уроки живописи и скульптуры. Артельщики расписывали храмы, выпускали иллюстрированный каталог, устраивали сеансы рисования.

И. Крамской. Портрет Ильи Репина

Крамской по воскресеньям преподавал в рисовальной школе. Осенью 1863-го там учился будущий выдающийся художник Илья Репин. Иван Крамской был его наставником, Репин бывал у него в гостях. Позднее Репин вспоминал: «Вот так учитель! Его приговоры и похвалы были очень вески и производили неотразимое действие на учеников».

В 1865 году вместе со своими товарищами Богданом Венигом и Николаем Кошелевым Крамской участвовал в росписи купола Храма Христа Спасителя в Москве. Роспись получилась великолепной. Но в 1931 году советское правительство решило взорвать храм.... В 1988 году началось восстановление Храма Христа Спасителя, роспись восстановили по эскизам Крамского.

«Полнейшая свобода и независимость — вот это благодать!»

Тем временем в «Артели художников» начались разногласия. Крамской покинул «Артель» осенью 1870 года, а в 1871 году организация распалась.

Одновременно с этим в России возникло новое объединение — «Товарищество передвижных художественных выставок» под предводительством 33-летнего Ивана Крамского. Организация была призвана приблизить искусство к народу, устраивать выставки в провинции и облегчить сбыт произведений художников-передвижников.

Иван Крамской, Илья Репин, Василий Суриков, Алексей Саврасов, Василий Поленов, Виктор и Апполлинарий Васнецовы, Иван Шишкин, Архип Куинджи, Исаак Левитан, Валентин Серов, Николай Ге (он тоже уроженец Воронежской земли) — от имён знаменитых передвижников дух захватывает!

Художники-передвижники
И. Крамской. Портрет Павла Третьякова

Первая выставка Товарищества состоялась в Петербурге в конце 1871 года, а после пополнения новыми работами — в Москве, Киеве и Харькове. Выставка имела огромный успех. Большую роль в развитии искусства передвижников играл коллекционер и меценат Павел Третьяков, который приобретал работы для своей коллекции — многие из произведений и ныне хранятся в Государственной Третьяковской галерее. «Тесный кружок лучших художников и хороших людей, трудолюбие да полнейшая свобода и независимость — вот это благодать!» — писал Павел Третьяков Крамскому.

На первой выставке передвижников Крамской представил картину «Русалки», написанную по мотивам повести Николая Гоголя «Майская ночь, или Утопленница». Картина имела большой успех, её купил Павел Третьяков

Всего за время существования организации (а это практически полвека) было организовано 47 выставок. География была обширной — Казань, Рига, Кишинёв, Одесса, Ярославль, Тула, Саратов, Воронеж, Курск и другие города.

Картину «Христос в пустыне» писал «слезами и кровью»

Одну из самых своих известных работ — «Христос в пустыне» — Крамской окончил в 1872 году (хранится в Государственной Третьяковской галерее). Картину на 2-й выставке передвижников купил Павел Третьяков за шесть тысяч рублей.

И. Крамской. Портрет Льва Толстого

Лев Толстой писал об этой работе: «Это лучший Христос, которого я знаю». А сам Крамской говорил: «Это моя первая вещь, над которой я работал серьёзно, писал слезами и кровью… она глубоко выстрадана мною… она — итог многолетних исканий…».

Историк и публицист Константин Кавелин в своей статье делился впечатлениями о картине: «Перед этим лицом, измученным глубокой и скорбной думой, перед этими руками, сжатыми великим страданием, я остановился и долго стоял в немом благоговении; я точно ощущал многие бессонные ночи, проведённые Спасителем во внутренней борьбе…»

Христос у Крамского показан вполне земным человеком. И это не всем нравилось. Кавелин в статье описал такой случай: пока он восхищался работой Крамского, рядом кто-то воскликнул: « Непонятно, как такую картину позволили выставить! Это кощунство, насмешка над святыней!».

Да и сам Крамской вспоминал, что зрители задавали ему вопрос: «Это не Христос, почему вы знаете, что он был такой?». Иван Николаевич «позволял себе дерзко отвечать, что ведь и настоящего, живого Христа не узнали».

Над картиной «Христос в пустыне» Иван Крамской работал пять лет

Задача с одной «Неизвестной»

Ивана Крамского по праву считают выдающимся портретистом. В 1870-е годы он создал множество портретов известных людей — писателей Льва Толстого, Михаила Салтыкова-Щедрина, учёного Дмитрия Менделеева, врача Сергея Боткина, мецената Павла Третьякова, художников Ивана Шишкина, Ильи Репина, Ивана Айвазовского, императора Александра III и др.

Одна из самых знаменитых и удивительных работ Крамского — картина «Неизвестная» (1883 год). В советское время репродукция нередко украшала стены квартир — правда, многие называли работу «Незнакомка». По сей день она окружена ореолом таинственности, ведь имя натурщицы осталось тайной. Неизвестно, что за женщина позировала художнику и существовала ли она в реальности. Ни в письмах, ни в дневниках Крамской не оставил упоминаний о личности этой дамы.

«Неизвестная» по сей день остаётся самой загадочной работой художника

Каких только версий не существует по поводу «Неизвестной»! Например, такая: на картине изображена курская крестьянка красавица Матрёна — простая русская девушка, которая вышла замуж за дворянина Бестужева. Также есть предположение, что изначально художник писал портрет с княгини Юрьевской (Екатерины Долгоруковой, фаворитки Александра II, которая родила ему четверых детей и с которой он обвенчался после того, как овдовел). Ещё одна версия — натурщицей могла быть грузинская княжна. Некоторые искусствоведы считают, что красавица на портрете Крамского — это собирательный представительниц эпохи художника.

Есть предположение, что позировать для этого портрета могла дама не слишком строгих правил — дескать, слишком уж вычурно и модно она одета. А в те времена в высших кругах было неписанное правило, которое исключало строгое следование моде. И то, как одета «Неизвестная», говорит о том, что она не принадлежит к высшему свету, скорее наоборот. Наверное, не случайно критик-искусствовед тех лет Владимир Стасов, активно поддерживающий «Товарищество передвижных выставок», нелестно отозвался о картине, назвав её «Кокотка в коляске».

Кстати, даже Павел Третьяков, который высоко ценил талант Крамского, отказался покупать «Неизвестную». Почему — не объяснил. Сказал лишь, что прежние работы Крамского ему нравятся больше.

Картину «Неизвестная» в итоге приобрёл в частную коллекцию промышленник Харитоненко, и лишь в 1925 году она оказалась в Третьяковской галерее, где и находится до сих пор (как и многие другие работы Крамского). Загадка этой дамы так и осталась неразгаданной. Но на то она и «Неизвестная»...

Внезапная смерть в 49 лет

Иван Крымской с женой Софьей

Иван Николаевич Крамской и его супруга Софья прожили вместе 25 лет. Брак был крепким, Софья Николаевна родила художнику шестерых детей (два младших сына, к несчастью, умерли в детстве). Жена всегда была Крамскому и другом, и помощником.

В 1884 году Крамской закончил полотно «Неутешное горе», на котором была изображена скорбящая мать у детского гроба — сюжет был навеян личным горем художника и его жены, потерявших детей. Картину «Неутешное горе» Крамской подарил Павлу Третьякову.

Картину «Неутешное горе» художник подарил Павлу Третьякову

В феврале 1887 года открылась пятнадцатая передвижная выставка. На ней были представлены «Боярыня Морозова» Сурикова, «Дубовая роща» Шишкина и портрет Крамского кисти Репина — бывшего ученика Ивана Николаевича, ставшего великим художником.

Это была последняя выставка, в которой принимал участие Иван Николаевич Крамской. Он умер 5 апреля (24 марта по ст. стилю) 1887 года в возрасте 49 лет от аневризмы аорты. Это случилось внезапно, во время работы над портретом доктора Карла Раухфуса. Иван Николаевич стоял у мольберта с кистью в руках, но вдруг зашатался и упал на мольберт. Доктор бросился к художнику, пытался оказать ему помощь, но было поздно — Иван Крамской умер мгновенно.

Неоконченный портрет доктора Карла Раухфуса — Крамской умер во время работы над этой картиной

Могила художника находится на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге. Через год Иван Репин в очерке «Иван Николаевич Крамской. Памяти учителя» написал: «...могучий человек; выбившийся из ничтожества и грязи захолустья, без гроша и посторонней помощи, с одними идеальными стремлениями... Достоин ты национального монумента, русский гражданин-художник!».

Воронежскому областному художественному музею (пр. Революции, 18) в мае 1984 года было присвоено имя нашего выдающегося земляка художника Ивана Николаевича Крамского