Рассказываем о выдающихся людях, оставивших яркий след в истории Воронежа

Проект «Мы знаем!» реализуется при спонсорской поддержке Гражданского собрания «Лидер»

<p>За спасение еврейского мальчика стал «Праведником народов мира»</p>
Стена национального мемориального комплекса истории Холокоста в Иерусалиме
Фото: с сайта мемориального комплекса истории Холокоста «Яд Вашем»

За спасение еврейского мальчика стал «Праведником народов мира»

Анатолий Римашевский и его мама — единственные воронежцы, чьи имена увековечены на стене мемориального комплекса истории Холокоста в Иерусалиме среди спасителей еврейского народа от нацистов

Когда началась война, Толе Римашевскому было 13 лет. Его папа Иван Евсеевич ушёл на фронт, погиб в 1945 году. Толя жил вместе с мамой Марией Игнатьевной в городке Стародуб на Брянщине. Был у него близкий друг — Аркадий Черняков. Он был из еврейской семьи. Анатолий и Аркадий дружили с раннего детства. Вместе гоняли по улицам, вместе пошли в первый класс, вместе встретили первые ужасы войны…

Массовый расстрел мирных жителей

Фашисты пришли в их город 18 августа 1941-го. А уже в сентябре немцы организовали в окрестностях Стародуба, в урочище Беловщина, концлагерь, куда согнали 1 410 человек, преимущественно еврейской национальности. Их поместили в скотные сараи за колючую проволоку. Буквально через несколько дней гестаповцы отобрали из узников около 40 мужчин и расстреляли их недалеко от лагеря. Остальных заключённых содержали в чудовищных условиях, морили голодом, выдавая на одного человека на 2 — 3 суток по 200 граммов эрзац-хлеба (хлебного суррогата), немного сырого картофеля и мороженого лука. За первые пять месяцев в концлагере умерли 153 человека. Пиком расправы фашистов был расстрел заключённых 1 марта 1942 года. В тот день погибли 833 человека, большинство из них — женщины и дети. Их разули и раздели, а затем расстреляли и сбросили в яму. А тех, кто не погиб от пуль, убивали, закапывали живьём.

Расправа длилась с утра до вечера. Вот выдержки из уголовного дела и из протоколов допроса полицаев: «Расстреляны были все без исключения. Матерей расстреливали, а грудных детей ногами отбрасывали в сторону, и на второй день после расстрела много было замёрзших детей. Вещи расстрелянных брали себе участники расстрела»; «Тогда было расстреляно более 800 человек. Я лично находился около сарая, в котором были согнаны все граждане лагеря. Из сарая другие полицейские выводили по одному — по два человека, а я и ещё один полицейский раздевали их около сарая догола. Затем голых людей полицейские или немцы отводили к яме, которая находилась, примерно в 100 метрах от сарая, и там немцы сами уже расстреливали этих людей. Вся эта процедура длилась в течение всего дня 1 марта, с рассвета и дотемна. Когда выводили женщин с маленькими детьми на руках, то немцы брали детей у матерей, потом били этих детей один об другого, убивали, а затем мёртвых отдавали матерям»...

«Не переживай, они тебя не найдут»

Трагическая участь ждала и еврейского друга Толика — Аркадия. Конечно, все горожане уже были наслышаны о зверствах фашистов по отношению к евреям ещё до того, как немцы пришли в Стародуб. В первые же дни оккупации Аркадий попытался бежать из города, но безуспешно. Он едва не попался немцам, но ему удалось удрать. Бежать домой смысла не было. И он побежал к Толику. Когда тот увидел запыхавшегося и до смерти напуганного товарища, спрятал его в сарае.

«Не переживай, они тебя не найдут, — успокаивал Толя друга. — Чего им к нам соваться? Мы же не евреи. Ты пока тихонько отсидись. А я буду носить тебе еду. А если что — вот тебе штык от мосинки из наших трофеев. Помнишь, мы нашли его, когда гуляли в лесу? Будешь защищаться…»

О том, что прячет в сарае друга-еврея, Толик не рассказал даже матери. Она узнала об этом лишь спустя несколько дней, когда случайно наткнулась на Аркашу, тихо дрожавшего от страха в углу, под грудой старого тряпья. Мария Игнатьевна не стала выдавать мальчика. По очереди они с Толиком не спали по ночам, так как облавы и обыски продолжались даже после захода солнца. Немцы ходили по домам и выискивали евреев, коммунистов, партизан… Никто, даже соседи, не знали, что Римашевские прячут у себя еврейского мальчика. Если бы Аркадия нашли, его бы отправили в еврейский концлагерь, на верную смерть, а Толю с мамой ждал бы расстрел.

Полгода в сарае

Аркадий прятался в сарае почти полгода, до февраля 1942-го. К тому времени всех евреев Стародуба, в том числе родителей и сестру Аркадия, заключили в концлагерь, а позже убили. Мария Римашевская нашла родственника, который жил в селе под Стародубом и был связан с партизанами. Он помог Аркадию бежать из города и проводил его в лес. Вместе с другом собрался было уйти к партизанам и Толик. Но мать со слезами уговорила сына не покидать родной дом. Прощаясь с Римашевскими, Аркадий пообещал найти своих спасителей после войны.

И он выполнил своё обещание. Анатолий Римашевский и Аркадий Черняков дружили много лет. Они жили в разных городах, но регулярно переписывались, созванивались и встречались вплоть до смерти Аркадия в 1982 году.

К тому времени Анатолий Римашевский уже жил в Воронеже. Об истории с его еврейским другом, произошедшей во время войны, знали только самые близкие.

Анатолий Римашевский (Фото из архива Владимира ЕЛЕЦКИХ)

— Я много лет проработал с Анатолием Ивановичем, — рассказывал «МОЁ!» в одном из интервью воронежский краевед Владимир Елецких. — Перед уходом на пенсию он трудился начальником производственно-технического отдела СПМК «Ремсельбурвод». Я работал под его руководством инженером. Для нас он был большим авторитетом. Особо отмечу его спокойствие и уверенность. Его ничто не могло вывести из себя. О том, что во время войны он спас друга-еврея, я узнал лишь много лет спустя, после его смерти.

Праведники народов мира

В 2003 году Анатолий Римашевский получил извещение, что он и его мать (посмертно, она умерла в 1994-м) за спасение Аркадия Чернякова получили звание «Праведники народов мира». Это звание присваивается Израильским институтом катастрофы и героизма «Яд Вашем». «Праведниками народов мира» признают неевреев, которые спасли евреев в годы нацистской оккупации Европы и во время Холокоста, рискуя при этом собственной жизнью. Признанные получают именную медаль и почётную грамоту, а их имена увековечивают на стене национального мемориального комплекса истории Холокоста на горе Памяти в Иерусалиме.

Именная медаль «Праведников народов мира»

Анатолий и Мария Римашевские стали первыми и единственными воронежцами, чьи имена попали на стену мемориала истории Холокоста в числе 32 тысяч «Праведников народов мира» из более чем 50 стран (среди «Праведников народов мира» россиян немногим больше 200). О том, как институт Холокоста узнал о подвиге Римашевских, неизвестно. Возможно, Аркадий Черняков перед смертью кому-то рассказал об этой истории. А этот человек подал заявку на включение спасителей в число праведников народов мира. Увы, посетить мемориал Холокоста Анатолий Римашевский не смог. К тому времени он уже сильно болел. Умер Анатолий Иванович в Воронеже в 2005 году.