Прислать новость Что, если?

Захар Прилепин в Воронеже: «Я всё жду, когда Ксения Собчак начнёт подмигивать»

Писатель и общественный деятель рассказал корреспонденту «Ё!» об отношениях с телеведущей

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

11

Читать все комментарии

11228

Мы уже рассказывали, что писатель, телеведущий и общественный деятель Захар Прилепин будет организовывать в Воронеже новый фестиваль искусств, который уже успели окрестить оппонентом Платоновскому. Форум называется «Русское лето». Его концепцию Захар Прилепин обсудил с губернатором Александром Гусевым и руководителем областного департамента культуры Эмилией Сухачевой. Как сообщил сайт правительства области, фестиваль будет посвящён поддержке русских традиций. И неудивительно, что его куратором пригласили стать именно Захара Прилепина, который известен своими русофильскими взглядами. После встречи с главой региона Захар Прилепин ответил на вопросы корреспондентов «Ё!».

Год назад вышли последние выпуски программы «Соль» на РЕН ТВ с вашим участием. Скучаете по ней?

— Я перестал вести программу, потому что переехал в Донецк, я тогда снял впрок несколько выпусков, они ещё 2 — 3 месяца выходили. Помимо смены места жительства у меня были лёгкие разночтения с управленцами канала. Их подход был чуть более коммерческий, чем мой. Я хотел приглашать людей не столь известных, но интересных. Нет, я не скучаю по программе, хотя её явно не хватает. У нас на ТВ все завязано на киркоровщине, пересмешничестве, криминале... Нет нормальных программ. Разве что «Квартирник» Маргулиса. Но у нас всё равно было другое. Мы разговаривали о серьёзных вещах, я задавал не всегда приятные вопросы. Поэтому многие люди, которые легко шли к Маргулису, ко мне не шли. Борис Борисович Гребенщиков, например, не шёл категорически. Шевчук и Серёжа Шнуров всё время говорили «да-да-да», но тоже так и не пришли. Многие, думаю, не хотели слышать прямые вопросы, на которые придётся давать прямые ответы. Я тогда много спрашивал людей о конфликте на Донбассе и их к этому отношении.

Вы всегда хорошо относились не только к року, но и к рэпу... Как думаете, почему начинают запрещать концерты рэперов?

— Видимо, какая-то бумага пошла внутриведомственная, что надо обратить внимание на экстремистские сообщества, исполнителей. А люди на местах зачастую ретивые, не всегда понимающие сложность субкультур. Сейчас, насколько я знаю, слишком ретивых ребят из спецслужб «привинтили» из Москвы. Подали сигнал из Кремля: прекратите бороться с рэп-музыкантами. Есть другие персонажи, с которыми надо бороться. Я и сам говорю своим подписчикам в соцсетях: не надо бороться с кино, с рэперами. Вот с Хаски начинают бороться — что он там поёт непонятное и матом. Ну давайте я вам расскажу, как вёл себя Есенин в юности. Я сейчас про него книгу пишу. Хаски младенцем покажется рядом с Есениным, с Маяковским, с имажинистами.

Что касается рэпа, в том виде, в котором он мне полюбился, он сложился еще 10 — 15 лет назад. А теперь рэп уже один из объектов шоу-бизнеса. Я уже не нахожу там ответов на болезненные и страшные вопросы. Когда появились молодой Гуф, молодой Ноггано и 25/17, это было настоящее открытие. Как в своё время молодой Гребенщиков или молодой Кукин, Дольский... Сейчас это не про жизнь. Это уже про то, как звезда Гуф себя чувствует, когда он развёлся с женой.

В 2014 2015 годах вы входили в десятку самых перспективных политиков по исследованиям близкого к Кремлю Института социально-экономических и политических исследований. Не думали получить с этого дивиденды?

— Я мог и тогда, да и сейчас уйти в политику. Мне предлагали серьёзные места, я бы уже был на небесной высоте. Мне Ксения Собчак говорила: «Давай поспорим на 200-летний коньяк, что ты будешь там-то и там-то». Я ответил: «Не буду». Она: «Это невозможно! Зачем тогда ты везде?» Потом я понял, что она сама собиралась наверх и именно для этого была везде. А я не для этого, я просто родину люблю. Это не моя сфера интересов, мне неинтересно быть политиком. Сидеть на этих заседаниях — удавиться можно!

А какие у вас с Ксенией Собчак отношения? Вы приятели, идейные враги, кто?

— Мы, конечно, не дружим, ну так, отрабатываем друг на друге боксёрские удары, боковые. С ней весело, но я Ксению считал более многослойной. Невозможность реального диалога с нашей либеральной интеллигенцией — это моё большое открытие. Раньше мне казалось, что всё нормально, в 2010 — 2011 годах, когда мы встречались, я думал, мы найдём общий язык, все мы любим родину. Оказалось, нет. Они себя считают абсолютно сияющими. Они и их предшественники во всём правы. И с приватизацией у нас было всё отлично, и  священники все толстые, с золотыми часами, с кем надо бороться, и коммунизм — сплошное зло. Я иногда думаю: Ксюш, может, ты говоришь это и мне подмигиваешь тайком? Нет, они на голубом глазу всё это произносят!

Почему Захар Прилепин считает свою жену героической женщиной, вернётся ли он на Донбасс, за что презирает современный русский рэп читайте в газете «МОЁ!» от 26 февраля или в электронной версии «МОЁ! Плюс».

СЕГОДНЯ

ВЧЕРА