Прислать новость Что, если?

В трагедии с солдатом на полигоне под Воронежем появилась версия о самоубийстве

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

42

Читать все комментарии

10043

После известия, что за несколько часов до смерти 19-летнего солдата-срочника Степана Цымбала избил офицер, в СМИ стали появляться сообщения – он довёл рядового до самоубийства.

Напомним, об эпизоде неуставных взаимоотношений на полигоне «Погоново» под Воронежем стало известно из постановления о признании потерпевшей по уголовному делу мамы погибшего солдата Араксии Фатьяновой. Из документа следует, что днём 10 февраля начальник вещевой службы пришёл в палатку для отдыха поваров, где спал срочник. Капитан хотел выяснить, куда из его машины делись два ящика водки, и собирался дать команду собрать всех из этой палатки. Офицер толкнул солдата, но тот спал крепко и не проснулся. Родные погибшего ранее объясняли «Ё!»: Степан был истопником – ночью поддерживал тепло, а днём отсыпался. Тогда взбешённый капитан несколько раз ударил кулаком Цымбала. СМИ писали: командира подозревают в превышении должностных полномочий и доведении до самоубийства – мол, насилие со стороны офицера и вынудило срочника уйти из жизни. И следствие якобы уже не считает случившееся убийством. В соцсетях это вызвало волну гневных комментариев, ведь, напомним, рядового нашли с пакетом на голове, обмотанным вокруг шеи скотчем, и связанными руками. Сложно представить, что это можно сделать самостоятельно.

Как оказалось, уголовное дело действительно возбуждено по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий, с применением насилия). Об этом «Ё!» рассказал адвокат Сергей Локтев, сотрудничающий с правозащитной организацией «Зона права» и представляющий интересы Араксии Фатьяновой. Что касается доведения до суицида, то это  одна из возможных версий, её сейчас, как и другие, проверяют. То есть дело по такой статье не возбуждалось, следовательно, командира в этом не подозревают. Ну и остаётся статья об убийстве (ч. 1 ст. 105 УК РФ) – она появилась, когда Степана обнаружили мёртвым.  

При этом следствие само же провоцирует волну слухов и домыслов, не опровергая недостоверную информацию и не пытаясь что-то объяснить. Так, в Главном военном следственном управлении СКР «Коммерсанту» даже отказались подтвердить наличие уголовного дела о превышении полномочий, хотя это следует из постановления. Также там не стали говорить, предъявлено ли официально обвинение капитану или он до сих пор находится в статусе подозреваемого. Реакция в соцсетях на такую закрытость одна: «Спускают на тормозах?». И вспоминают, как пресс-служба Западного военного округа утверждала: на теле рядового «признаков насильственной смерти не обнаружено».

Мама Степана Араксия Фатьянова сейчас ждёт результатов экспертизы, которая скажет, от чего именно наступила смерть её сына.  

– С одной стороны, я вижу: работа следствия идёт. С другой – появившаяся версия о суициде вызывает вопрос: «Как?!». Не хочется думать, что это попытка увести кого-то от ответственности, – говорит женщина. – Посмотрим, что будет дальше. Если у меня появятся сомнения в объективности – я до Бастрыкина дойду.

Ранее глава СКР Александр Бастрыкин поручил подчинённым «тщательно проверить все возможные версии произошедшего, активно исследовать роль командования части, выяснить, какие отношение были у погибшего с сослуживцами, а также причины и условия, способствовавшие случившемуся». Это  цитата из сообщения, опубликованного 27 февраля на сайте Следственного комитета.

СЕГОДНЯ

ВЧЕРА