МЫ ПОМНИМ!

Расскажите о своих близких, переживших годы Великой Отечественной войны

Проект «Мы помним. Воронежское сражение день за днём» реализуется при спонсорской поддержке Гражданского собрания «Лидер»

Везунчик

Везунчик

История моего прадеда Пронина Василия Николаевича не будет блистать героическими подвигами и наградами, но все же в ней достаточно интересного, чтобы быть рассказанной, так как эта судьба простого деревенского человека, которому три раза несказанно повезло во время войны, или просто близкие хорошо молились... Дед и его семья из пятерых детей проживали в селе Паршино Эртильского района. Дед трудился конюхом в колхозе и безумно любил лошадей, раз в неделю ездил в город по поручениям. Как он позже рассказывал, о том, что началась война, он услышал, когда приехал в город, недолго думая он достал все сбережения и выменял на них мешок соли, крупы, спички, именно эти покупки облегчили существование его семьи в военные годы. Когда его призвали на фронт ему было уже 34 года.

Позже он рассказывал: «Поставили нас в ряд, человек по десять, первому вручили винтовку, пятому лопату, а остальных в бой пустили так, сказали, что увидите кого, убили, подбирайте оружие, и воюйте». Провоевал дед недолго, остался жив, но был ранен и взят в плен. Гнали их в Германию по жаре, дед и еще один солдат с ожогом глаз с каждым днём слабели, каждый раз, когда они отставали, им угрожали расстрелом. Немецкий офицер возглавлявший конвой пленных, принял решение остановиться у одного немецкого фермера на ночлег, хотя до лагеря оставались считанные километры. И тут случилось чудо, немецких фермер заметил двоих умирающих солдат и стал просить у офицера оставить их ему для помощи в хозяйстве, так как все равно его продукция идет на фронт, а ферма его находится в черте лагеря и повсюду охрана. Хорошо задобрив офицеров, он наконец-то выпросил у них жизни моего деда и его товарища. Вплоть до того времени, как русские перешли границу Германии и дошли до того места, где находился лагерь, дед находился у фермера, который не только вылечил, но и очень хорошо с ними обходился.

Когда пришли русские, восстановить документы деда было невозможно, он уже долгое время считался погибшим, или просто документы затерялись в Тамбовской глубинке. Судьба была явно на стороне деда, он, не раздумывая, пошел с освободителями на Берлин. Как рассказывал дед о том дне, когда его освободили: «Мы сидели запертые в сарае, с вечера слышали, как фермер спешно куда-то собирался, загнал нас в сарай и запер, сам уехал, мы даже не поблагодарили его за спасенные жизни.

Утром пришли наши, открыли сарай мы закричали, что мы русские, сначала нас побили, а потом рассказали, что идут брать Берлин. Старшина оказался земляком деда и пообещал ему, что, если он продолжит войну с ними, его не тронут и вернут домой после победы.То что он увидел в Берлине, было для него шоком, он молчал и только перед самой смертью (а умер он в возрасте 99 лет), рассказал о том, что мстили наши за своих родных и близких беспощадно. О боях он вспоминал неохотно, единственное рассказывал, что в разгар боя забежал в разрушенную католическую церковь, увидел образ Девы Марии на стене, то ли от усталости, то ли от эмоций ему показалась, что она погрозила ему пальцем, испугавшись, дед в последние дни войны стрелял по немцам с неохотой и старался ранить, но не убить. В третий раз деду повезло, когда его из-за отсутствия документов и по ходатайству старшины как бывшего военнопленного не сослали в ссылку, а в числе рядовых солдат отправили домой, к любимой семье....

Прислать рассказ