Прислать новость Магазин

В МЧС впервые прокомментировали скандальную аварию с «Мерседесом» и курсантом

Сотрудники Института утверждают, что забрали видеозапись происшествия для «служебной проверки»

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

38

Читать все комментарии

17145

В Ивановской пожарно-спасательной академии — головном вузе Воронежского Института Государственной противопожарной службы МЧС — ответили на редакционный запрос «МОЁ!». Мы направили туда целый список вопросов, пытаясь восстановить картинку тех событий именно изнутри Института.

До сих пор она рассыпалась. Кто-то говорил: Вячеслав Дмитренко, который 1 апреля едва не раздавил на своём «Мерседесе» курсанта, скандалил с ребятами из института. Мол, бросают ему через забор к двухэтажному особняку мусор.

Другие намекали на дружественные отношения мамы Дмитренко, Людмилы Борисовны — профессора медакадемии, бывшего депутата и главврача 8-й поликлиники — с руководством Института.

Людмила Дмитренко, по некоторым данным, была дружна с руководством Института МЧС

И возможно, не просто так, очень быстро после аварии сотрудники вуза забрали у водителей видеозапись с регистратора автобуса 5а, который снял кинематографично: «Мерседес» Дмитренко, развернувшись, двинув на встречку, на огромной скорости прицельно таранит курсанта в спину.

Уголовное дело, напомню, появилось только 9-го числа, не в полиции, а в Следственном комитете и не о ДТП, а о покушении на убийство. После того, как в интернет кто-то демонстративно выложил то самое видео с регистратора: «нате!».

При этом в компании «Автолайн +» — ей принадлежит маршрут 5а — уверяют: они отдали в Институт МЧС запись на карте памяти и пока им её не вернули.

Ответы Ивановской пожарно-спасательной академии за подписью её официального представителя Бориса Шаляпина привожу по пунктам.

Первый: что делали курсанты возле Института днём в учебное время.

Проводили работы по благоустройству территории в «соответствии с планом мероприятий». По-нашему — был у ребят субботник. Поэтому и с мётлами. Поэтому и версия потом появилась, что один из курсантов — он попал в кадр на видео — мог задеть своим веником «Мерс», или обдать его пылью, чем очень обидел водителя. Этот же курсант позже опознает Вячеслава Дмитренко и укажет на него следователям СКР: вот он сбил Давида (так зовут пострадавшего мальчика).

Второй: конфликты между Институтом и Дмитренко.

Руководство Ивановской академии и Воронежского Института МЧС о конфликтах не в курсе. Ни с «мусором через забор», ни о других.

Третий: видеозапись с автобуса — копию взяли или оригинал.

В Ивановской пожарно-спасательной академии настаивают: их воронежские коллеги брали копию, оригинал остался на жёстком диске видеорегистратора автобуса 5а (только сами водители об этом почему-то не знают. — Ред.).

Зачем так срочно понадобилась Институту МЧС эта запись? Ответ дипломатичный: «для проведения внутренней проверки по факту получения курсантом травмы». Понимать можно по-разному. Некоторые из тех, кто знает семейство Дмитренко, высказывали нам мнение: не пытались ли сделать виноватым самого курсанта — оказался в ненужное время в ненужном месте, мешал движению «Мерседеса»?

Четвёртый: передавал ли Институт МЧС видеозапись полиции и когда.

Один из краеугольных моментов. В областном Главке МВД с самого начала объясняться с нами отказались. В «Автолайне» заверили: к ним полицейские за видео не приходили. И вот официальный ответ Ивановской пожарно-спасательной академии:

— 2 апреля копия видеозаписи с регистратора автобуса 5а сотрудники Воронежского Института МЧС передали инспектору по исполнению административного законодательства ГИБДД по Воронежской области капитану полиции Дедову А.А.

То есть уже на следующий день минимум у полиции была наглядная картина того, что случилось. Но она по какой-то причине ещё неделю не делилась своей находкой со Следственным комитетом. И даже не пришла за важной уликой к её прямым «хозяевам» — водителям.

К слову, ещё одну копию видео Институт МЧС всё-таки сохранил у себя — «для использования в служебных целях».

…Следственный комитет официально предъявил Вячеславу Дмитренко обвинение в покушении на убийство, он по-прежнему её не признаёт, от показаний отказывается. При этом в СКР мне сказали важную вещь: фатальная тайна видео с регистратора маршрутки здесь не главное. То есть оно свою роль сыграло — его увидели все. Ключевыми же для них — следователей — стали именно рассказы свидетелей, на чьих глазах едва не убили парня. А их много.

— Представь: у нас происходит столько преступлений, запись есть далеко не всегда. Именно поэтому во главе — показания очевидцев.

Собственно, о том же говорил адвокат, бывший милицейский следователь Вячеслав Чуприн:

— Даже не имея на руках видео, но опросив подробно очевидцев, полицейские могли бы усмотреть состав именно умышленного деяния, а не случайного наезда по неосторожности. И имели бы все основания сразу передать материалы в СКР.

А с пострадавшим парнем — порядок. Это, пожалуй, важнее всего. В Ивановской пожарно-спасательной академии нам рассказали: Давид уже не в больнице, лечится дома, под наблюдением врачей поликлиники медсанчасти воронежского областного Управления МВД. Руководство курса и друзья мальчика навещают.


ВЧЕРА