МЫ ЗНАЕМ!

Рассказываем о выдающихся людях, оставивших яркий след в истории Воронежа

Проект «Мы знаем!» реализуется при спонсорской поддержке Гражданского собрания «Лидер»

<p>Как Воронеж на 500 дней стал неофициальной столицей России</p>

Как Воронеж на 500 дней стал неофициальной столицей России

Наш город при Петре Первом превратился в политический и промышленный центр российского государства

Дорогие читатели! Портал «МОЁ! Online» открывает новый проект «Мы знаем!», посвящённый нашим выдающимся землякам и соотечественникам.

В этом году Россия официально отпразднует 350-летие Петра I — первого императора Всероссийского (с 1721 года), выдающегося государственного деятеля и реформатора, создателя русской регулярной армии и военно-морского флота. Каждый воронежец, от мала до велика, знает, насколько тесно история нашего края связана с именем Петра.

Почему Пётр I выбрал Воронеж?

Будущий царь родился 30 мая (9 июня) 1672 года. Знал несколько языков — немецкий, голландский, английский и французский. За свою жизнь освоил много ремёсел — плотника, каменщика, садовника, даже стоматолога — выдёргивал больные зубы. А также научился навигации, изготовлению часов, гравёрному искусству, кораблестроению. Именно интерес к морскому делу и привёл Петра I в наш город (на главном фото — работа художника А. Кушевского «Пётр в Воронеже»).

В 1696 году перед Петром I встала задача найти плацдарм для строительства военно-морского флота, чтобы взять турецкую крепость Азов и тем самым обезопасить южные границы России. И выбор государя пал на Воронеж. Почему? Историки находят этому несколько объяснений.

Во-первых, город стоял на берегу полноводной реки Воронеж, впадавшей в Дон, который выходил к Азовскому морю. Во-вторых, река Воронеж к тому времени уже 100 лет была судоходной, а в самом городе было немало опытных плотников и мастеров, набивших руку на строительстве речных стругов (русских плоскодонных парусно-гребных судов). Этих людей в итоге задействовали в строительстве петровского флота.

Третья причина — богатые природные ресурсы. По берегам Воронежа и Дона росли вековые дубы и сосны, их древесина прекрасно подходила для строительства кораблей. А к северу от воронежской крепости были богатые залежи железной руды, из которой можно было делать якоря и корабельные цепи, выплавлять пушки и другое оружие. С этой целью в 1703 году на реке Липовке, в месте её впадения в реку Воронеж, было организовано строительство железоделательных заводов для нужд российского флота и армии. Там возникла слобода Липские Заводы, которая дала начало городу Липецку.

Что представлял собой Воронеж накануне приезда Петра?

До первого приезда Петра I в 1696 году Воронеж был среднестатистическим приграничным городом-крепостью, который ничем не отличался от аналогичных населённых пунктов на южных рубежах России. По данным за 1676 год, население города составляло 5 тысяч человек.

Самый ранний план Воронежа, который сохранился до наших дней, датирован 1690 годом. На карте обозначена река. Четырехугольник на её берегу — это воронежская крепость. Она занимала небольшой участок от современной Университетской площади до ул. Софьи Перовской. За стенами крепости были посады — населённые территории, за счёт которых разрастался город. В то время в Воронеже было три слободы: Стрелецкая, Кузнецкая и Ямская.

С приездом Петра воронежская крепость утратила своё оборонительное значение. Воронеж стал превращаться в крупный промышленный центр. Чтобы построить флот, нужно было создать соответствующую инфраструктуру: предприятия по производству канатов, смолы, парусов, железных изделий. В Воронеж хлынули рабочие и специалисты с разных концов России и даже Европы. Приезжали голландцы, англичане, венецианцы, датчане. Рабочих нужно было обеспечивать продовольствием, что привело к бурному развитию торговли и сельского хозяйства.

Как Воронеж стал центром международной политики?

С 1696 по 1722 год Пётр I посещал Воронеж 13 раз. В общей сложности государь прожил в нашем городе около 500 дней. И всё это время Воронеж фактически выполнял функции неофициальной столицы России. В наш город вслед за царём приезжали его ближайшие вельможи. Тут располагалась государева канцелярия. Отсюда по всей стране рассылались указы Петра. Здесь российский император принимал иностранных послов.

На рубеже XVII — XVIII веков Воронеж фактически был центром международной политики. В 1699 году в Воронеж по приглашению Петра приезжали датский посол Пауль Гейнс и бранденбургский посланник М. фон Принцен. Пётр I рассчитывал, что представители дружественных держав на месте убедятся в грандиозности кораблестроительных работ и это ускорит создание антишведской коалиции.

Именно в Воронеже Пётр I и Пауль Гейнс 21 апреля 1699 года заключили союзный договор России и Дании против Швеции. Однако русско-датский союз оказался недолговечным. В августе 1700-го датчане заключили со Швецией сепаратный мир.

Во время Северной войны настал черёд приезжать в Воронеж уже шведам. В феврале 1709 года для переговоров по обмену пленными наш город, где в тот момент по корабельным делам находился Пётр I, с официальным визитом прибыли несколько офицеров от короля Швеции Карла XII во главе с генерал-аудитором Клингстерлоном. Как писал состоявший на службе Петра Великого немецкий юрист и дипломат Генрих фон Гюйссен, шведские посланники «будто предлагали о размене полоненников и поговаривали, что будто шведы желали миру, только ничего о том не заключилось». Кроме того, шведы «просили позволения купить лекарств, вина и ароматов, которых у них недоставало от запертия коммуникации с Польшею» (как видно, что такое экономические санкции, европейцы знали ещё три века назад).

Пётр «по обыкновенной своей щедроте» велел выдать всё просимое шведам бесплатно. А удивлённым такой щедростью подчинённым государь ответил в духе Александра Македонского: «Ежели б я не был царь, <…> то, может быть, я так с моим неприятелем и не поступил бы». Как пишет историк Николай Комолов, в дальнейшем шведы внесли предложение оплачивать содержание русских пленных в обмен на финансирование Россией пребывания их узников.

О чём писал Пётр из Воронежа?

Много интересного можно найти в переписке Петра I с соратниками, которую он вёл во время поездок в наш город. На сегодняшний день известно о 232 письмах, написанных государем из Воронежа и Таврово. Любопытно, что корреспонденция из Воронежа в Москву в то время доходила за 4 — 7 дней. Скорость движения ямщиков зависела от состояния дороги и существенно снижалась в распутицу, когда тракт превращался в грязную жижу.

Большинство воронежских писем Петра представляют собой распоряжения и поручения. К примеру, князю Фёдору Ромодановскому царь поручил прислать в Воронеж из Нижнего Новгорода 30 лучших якорных мастеров и подмастерьев. Граф Фёдор Головин по распоряжению государя должен был обеспечить доставку медного котла для смоления и кипарисной яхты. А своему доверенному лицу Тихону Стешневу Пётр I поручил прислать в Воронеж ясеневые брёвна на вёсла из тульских лесов.

Распоряжался Пётр I и о доставке в Воронеж зарубежных товаров. К примеру, письмо царя к московскому дворянину Андрею Виниусу содержало просьбу выписать из Амстердама пару пожарных труб, способных «самостоятельно втягивать и выплёскивать воду». По всей видимости, речь шла о первых ручных пожарных насосах, разработанных голландским изобретателем Яном ван дер Хейденом. А британского коммерсанта Андрея Стельса Пётр I озадачил просьбами ежегодно заказывать в Англии и направлять в Воронеж по три дюжины «самых добрых» карандашей, выписать из-за границы 4 — 5 медицинских инструментов с «вытягивающими кровь насосами», привезти из Вест-Индии два пуда качественных табачных семян, а также прислать несколько десятков бутылок эля.

Самый продолжительный визит Петра I в Воронеж пришёлся на 1700 год. Царь провёл в нашем городе 81 день. Во многом столь длительное пребывание было связано с подготовкой к грандиозному событию — спуску на воду «Гото Предестинации», первого российского линейного корабля, построенного на Воронежской верфи по личному проекту Петра без участия иностранных специалистов.

В Воронеже был впервые пошит и освящён Андреевский флаг, который был поднят на 58-пушечном военном корабле «Гото Предестинация»

А всего на верфях Воронежского адмиралтейства с 1696 по 1711 год было построено около 215 кораблей для первого в истории России регулярного армейского флота.