Рассказываем о выдающихся людях, оставивших яркий след в истории Воронежа

Проект «Мы знаем!» реализуется при спонсорской поддержке Гражданского собрания «Лидер»

<p>«Десять братьев не заменят одного Станкевича...»</p>

«Десять братьев не заменят одного Станкевича...»

Уроженец Воронежской земли Николай Станкевич, чьё имя носит улица в областном центре, прожил всего 27 лет. Но за свою короткую жизнь успел сыграть особую роль в развитии русской литературы. И именно благодаря Станкевичу Россия узнала о нашем земляке поэте Алексее Кольцове

Лев Толстой, 1850-е годы

«Читали ли вы переписку Станкевича? Ежели нет, ради Бога прочтите, — писал в августе 1858 года Лев Толстой своей двоюродной тётушке, фрейлине императорского двора, безмерно влюблённой в литературу, Александре Андреевне Толстой. — Никогда никакая книга не производила на меня такого впечатления. Никогда никого я так не любил, как этого человека, которого никогда не видел. Что за чистота, что за нежность! Что за любовь, которыми он весь проникнут…»

Роль Николая Станкевича в развитии русской литературы поистине феноменальна. Он обладал удивительным талантом находить таланты. Будучи 18-летним юношей, создал кружок, куда вошли известные писатели XIX века — Иван Тургенев, Виссарион Белинский, Павел Анненков и многие другие. Станкевич, с юности поражённый смертельным недугом, оказал огромное влияние на целое поколение представителей передовой молодёжи, заряжая окружающих своим энтузиазмом, обладая невероятным даром убеждения и широким полётом мысли.

Родное село дороже Альп

Николай Станкевич родился 9 октября (27 сентября по старому стилю) 1813 года в Острогожске. Но по настоящему родным домом для него было ныне несуществующее село Удеревка, которое находилось на территории Бирюченского уезда Воронежской губернии (сегодня это Алексеевский район Белгородской области).

Дом Станкевичей, начало ХХ века

Здесь в усадебном доме, что стоял среди садов и липовых аллей на высоком берегу реки Тихая Сосна, прошло детство Николая Станкевича, который, будучи уже взрослым, в 1836 году признался своему другу Виссариону Белинскому: «Альпы едва ли так понравятся мне, как меловые горы над рекой Сосною в сельце Удеревке».

Каменная церковь в Удеревке, построенная в 1830 году помещиком Станкевичем. После революции 1917 года была уничтожена

Семья Станкевича относилась к числу состоятельных дворян, отец Николая Владимир Станкевич занимался строительством мостов и ремонтом дорог в уезде, содержал винокуренный завод.

После окончания острогожского уездного училища с 1825 по 1830 год Николай Станкевич учился в Воронеже в благородном пансионе Фёдорова на Большой Девической улице. Это здание, правда, основательно перестроенное, сохранилось и поныне — оно находится по адресу: ул. Сакко и Ванцетти, 80. Здесь же обучался ещё один наш земляк, известный историк Николай Костомаров, вот что он писал о Станкевиче в автобиографии: «В числе моих соучеников был Станкевич, оставивший по себе самую добрую память во всех, знавших его, и в особенности в кругу своих товарищей, на которых он оказывал громадное влияние своей симпатичной и честной личностью и недюжинным умом».

Воронежский пансион, в котором учился Станкевич

Из Воронежа в Москву

Живя в губернском городе, Станкевич часто посещал театры, книжный магазин и библиотеку Дмитрия Кашкина — одного из первых наставников Алексея Кольцова. Начиная с 1829 года Николай начал писать стихи, которые публиковались в различных изданиях. В том же году в 16 лет он написал трагедию в стихах «Василий Шуйский». Это произведение вышло отдельным изданием в Москве.

А через год Николай Станкевич познакомился с 20-летним Алексеем Кольцовым. Эта встреча состоялась, когда Кольцов пригнал в усадьбу Станкевичей стадо — отец Кольцова занимался прасольством (скупкой и продажей домашнего скотины) и привлекал к этому занятию сына. А отец Николая Станкевича продавал барду — побочный продукт спиртового производства, которая шла для откорма скота.

Николай Станкевич

Так и познакомились двое юных любителей поэзии — 21-летний Кольцов и 17-летний Станкевич. Последний был совершено покорён стихами Алексея и впоследствии сыграл решающую роль в творческой судьбе Кольцова.

После окончания пансиона в 1830 году Николай поступил на словесное отделение Императорского Московского университета. А через год 18-летний Станкевич создал литературно-философский кружок, куда вошли писатель Януарий Неверов, поэт и учитель Тургенева Иван Клюшников, историк Сергей Строев и др.

В том же году по торговым делам в Москву впервые отправился Кольцов. Остановился у своего товарища Станкевича, тот познакомил воронежского поэта с членами кружка. А вскоре в «Литературной газете» в 1831 году впервые было опубликовано стихотворение Кольцова «Перстень» с предисловием Станкевича, затем стихи воронежского поэта-прасола печатались и в других изданиях.

Вскоре сообщество, в которое входили историки, литераторы, педагоги, начало именоваться кружок Станкевича. На собраниях он читал друзьям произведениях своих любимых русских и зарубежных авторов. Юноша всерьёз увлёкся германской философией и привлёк к этой теме многих своих товарищей. Члены кружка с жаром обсуждали вопросы философии и эстетики, истории и современности, литературы и свободы человеческой личности.

Как кружок помог Кольцову издать книгу

Виссарион Белинский

В 1833 году к кружку примкнули новые участники, среди которых были критик и публицист Константин Аксаков, литературный критик Виссарион Белинский. Литераторы тепло приняли творчество нашего земляка Алексея Кольцова, Белинский взял воронежца под своё покровительство, они дружили всю жизнь.

В 1835-м кружок Станкевича организовал сбор средств, чтобы издать книгу Кольцова. Был выпущен сборник под названием «Стихотворения Алексея Кольцова» из 18 произведений. Николай Станкевич выступил в качестве редактора. Это было первое и единственное прижизненное издание произведений поэта, после которого Кольцов получил известность в литературном мире.

Алексей Кольцов и его первый и единственный прижизненный сборник стихотворений, увидевший свет благодаря кружку Станкевича
Михаил Бакунин, 1830-е годы

Незадолго до этого, в 1834-м, Николай Станкевич вернулся в Воронежскую губернию, где был назначен почётным смотрителем Острогожского уездного училища. Но через год вернулся в Москву. Кружок Станкевича пополнился новыми личностями, такими как теоретик народничества, революционер Михаил Бакунин, переводчик и литературный критик Василий Боткин, издатель и литературный критик Михаил Катков, историк Тимофей Грановский.

Современники отзывались о Станкевиче с восхищением, называли необыкновенным человеком, гениальной душой, гордостью и надеждой, а сам он обладал в кругу единомышленником огромным авторитетом.

Встреча с Любовью

Возлюбленная Николая Любовь Бакунина умерла от чахотки в 26 лет

В Москве на одном из собраний литературно-философского кружка произошла встреча Николая Станкевича с Любовью — сестрой Михаила Бакунина. Затем Михаил пригласил Николая в семейное имение в Тверской области, где Николай объяснился девушке в своих чувствах.

После отъезда Станкевича в Москву влюбленные обменивались письмами, полными нежности. Вот несколько отрывков из писем Николая Любови: «Как бы я хотел быть в эту минуту подле Вас, сжать Вашу руку, тысячу раз повторить Вам, что люблю Вас и услышать то же от Вас»; «…Вы являетесь мне тихим, кротким ангелом мира, который послан украсить жизнь мою, расцветить её радужным цветом любви».

Однако молодым предстояло разлучиться — Николай был болен чахоткой (туберкулёзом) и по рекомендации врачей в августе 1937-го уехал на лечение за границу. Через год после его отъезда Люба умерла — она тоже была больна чахоткой. О кончине девушки Николай узнал от Белинского только спустя три месяца, находясь в Берлине.

Тимофей Грановский (портрет работы, портрет работы П.З. Захарова-Чеченца)

Грановский, находившийся в те дни рядом со Станкевичем, писал Белинскому: «О впечатлении, которое произвела на Станкевича печальная весть, говорить нечего. Ты можешь это понять и без рассказов… Вчера я попросил его показать мне её последнее письмо к нему. Он вынул его из ящика: в письме — засохшие цветы, присланные ею. Я также заплакал, хотя вообще не богат на слёзы».

Смерть поэта и мечтателя

В то время в Берлине в университете учились его товарищи по кружку Грановский и Неверов. Станкевич и там организовал кружок, куда вошёл писатель Иван Тургенев — он слушал лекции в Берлинском университете. Николай продолжал изучать немецкую философию, которой интересовался и Тургенев.

Александр Герцен (портрет работы А. Збруева)

Здесь же с членами кружка Станкевича познакомился писатель и революционер Александр Герцен. Вот что он писал о нашем земляке в произведении «Былое и думы»: «Болезненный, тихий по характеру, поэт и мечтатель, Станкевич естественно должен был больше любить созерцание и отвлечённое мышление, чем вопросы жизненные и чисто практические; его артистический идеализм ему шёл, это был «победный венок», выступавший на его бледном, предсмертном чете юноши».

Варвара Дьякова (Бакунина) — она была с Николаем до последней минуты

Весной 1839 года Николаю стало хуже, он перебрался в Италию. Здесь перед самой смертью судьбой ему был уготован ещё один роман — с Варварой, сестрой умершей Любови Бакуниной. В какой-то момент он отправился на север Италии, и Варвара вызвалась сопровождать любимого человека. По дороге Николаю стало хуже. Они остановились в небольшом городке Нови-Лигур. И здесь 25 июня (7 июля) 1840 года 27-летний Николай Станкевич скончался.

Иван Тургенев в молодости (портрет К.А. Горбунова, 1838 год)

Ранняя смерть Николая Станкевича потрясла его товарищей. Сообщая Тимофею Грановскому о смерти Николая, Тургенев восклицал: «Кто из нашего поколения может заменить нашу потерю?». Позже, в 1855-м, Тургенев напишет роман «Рудин», прообразом одного из героев по фамилии Покорский стал Николай Станкевич.  «Он был нашим благодетелем, нашим учителем, братом нам всем, каждый из нас ему чем-нибудь обязан. Он был мне больше, чем брат. Десять братьев не заменят одного Станкевича… Как вам сказать, что я потерял вместе с ним. Это половина меня, лучшая, самая благородная моя часть, сошедшая в могилу» — так писал о нём Грановский.

Письма как литературные произведения

Николай Станкевич не придавал серьёзного значения своему литературному творчеству, не заботился о сохранении своих рукописей и не оставил после себя значимого поэтического наследия. Возможно, поэтому в какой-то момент Виссарион Белинский высказал опасение, что со смертью Станкевича «даже и памяти на земле не останется об нём».

Однако она осталась, и в немалой степени — в его переписке, которая сама по себе стала явлением в русской литературе. Она ценна не только тем, что адресована выдающимся деятелям отечественной культуры — Белинскому, Тургеневу, Бакунину и др. Многие отмечают особенный литературный стиль, присущий письмам Станкевича.

В 1857 году друг Николая Станкевича Павел Анненков опубликовал в «Русском вестнике» биографию и переписку Станкевича. Именно эта книга так впечатлила Льва Толстого. В свою очередь, литературный критик Николай Добролюбов так отзывался о письмах Станкевича: «Нет сомнения, что большую часть писем Станкевича прочтут с удовольствием все, кому дорого развитие живых идей и чистых стремлений, происшедшее в нашей литературе в сороковых годах и вышедшее преимущественно из того кружка, средоточием которого был Станкевич».

Разграбленная усадьба и уничтоженная могила

Николай Станкевич был похоронен в Генуе, а в 1840 году его прах перевезли из Италии в Россию и предали земле на семейном кладбище рода Станкевичей в селе Удеревка.

Увы, пророчество Белинского о возможном забвении Станкевича могло бы сбыться — в какой-то период имя его беспощадно стиралось из памяти. После революции 1917 года, в 1918-м, усадьба Станкевичей была разграблена и сожжена. От усадьбы, основанной в XVIII веке, где частым гостем был Алексей Кольцов, куда приезжал историк Тимофей Грановский, ничего не осталось...

Печальная участь постигла и семейный некрополь Станкевичей. В поиске драгоценностей грабители раскопали погребения, в числе которых была и могила Николая Станкевича. На хозяйственные нужды пошли надгробия, использованные жителями ближней деревни Чесночное в качестве фундаментов для строений, печки которых складывалась из кирпичей разрушенной усадебной Покровской церкви.

Потихоньку жители Удеревки переселились в окрестные сёла, в том числе в расположенную на противоположном берегу Тихой Сосны Мухинку, которая в результате слияния с Удеревкой стала называться Мухоудеровкой.

Память о Станкевиче

Однако революционная буря понемногу затихла. Новая власть благожелательно отнеслась к Николаю Станкевичу, в кружке которого принимали участие признанные в СССР классики.

В Москве в 1922 году появилась улица Станкевича. В 1962 году в канун 150-летия Николая Станкевича его именем в Воронеже была названа бывшая Старая Валовая, которая начинается на нагорной площади Ленина и тянется до улицы 20 лет Октября, спускаясь вниз и пересекая Стрелецкий лог.

Во второй половине 1980-х на месте усадьбы Станкевичей появился мемориальный комплекс. В деревне Чесночное под фундаментом одного из домов был обнаружен старинный памятник из чёрного мрамора, который стоял на могиле отца Николая Владимира Ивановича Станкевича. Монумент установили рядом с новым памятником, изготовленным в честь его сына. Найти точное место захоронения отца и сына Станкевичей не представлялось возможным. Памятники установили там, где они предположительно стояли в далёком прошлом.

В 1990 году в селе Мухоудеровка в старом деревянном здании отреставрированной школы был торжественно открыт музей Н.В. Станкевича, перед которым установили его бюст.

А в 2013 году накануне 200-летия со дня рождения Николая Станкевича в Мухоудеревском сельском поселении Алексеевского района соседней Белгородской области начались работы по благоустройству мемориальной территории, которая стала именоваться «Усадьба «Удеревка» Станкевичей». Рядом с обновлённым комплексом была построена часовня в честь Покрова Пресвятой Богородицы — так в прошлом называлась разрушенная усадебная церковь. Был посажен фруктовый сад. А на месте вырубленных липовых аллей был разбит парк, сохранивший историческую планировку времён XIX века.

Территория мемориального комплекса «Усадьба «Удеревка» Станкевичей»

Фото: bravo-voronezh.ru