МЫ ЗНАЕМ!

Рассказываем о выдающихся людях, оставивших яркий след в истории Воронежа

Проект «Мы знаем!» реализуется при спонсорской поддержке Гражданского собрания «Лидер»

<p>Первое время жили в землянках и подвалах</p>

Первое время жили в землянках и подвалах

Как воронежцы восстанавливали город 

Продолжение. Начало 

Советские солдаты, вошедшие в Воронеж 25  января 1943-го, впоследствии вспоминали, что город был мёртв, и наши войска прошли на запад по безжизненным улицам. Однако уже 1 марта газета «Правда» писала: «На улицах города становится шумно и многолюдно. Уже более 10 тысяч воронежцев возвратились в свои родные места». Воронежцы стали возвращаться домой буквально на следующий день после освобождения столицы Черноземья.

Восстановили Воронеж за 10 лет

И почти сразу вернувшиеся жители взялись за восстановление города. В разборке завалов и строительстве участвовали не только взрослые, но и дети. Работа шла днём и ночью. Тысячи небольших домов восстановили индивидуальные застройщики, получив кредит от государства. Многоквартирные дома восстанавливали строительные конторы города и крупных учреждений.

Работы по восстановлению города возглавил один из ведущих архитекторов страны Лев Руднев. Под его руководством в 1946 году бригадой московских и воронежских проектировщиков была создана схема планировки Воронежа и генеральный план его реконструкции, который в начале пятидесятых был переработан специалистами Воронежской областной проектной конторы «Облпроект» во главе с архитектором Николаем Троицким.

При расчистке центра города многие сильно пострадавшие здания разбирали на кирпичи, освобождая место под новое строительство. Так безвозвратно исчезли остатки довоенного здания обкома, государственного университета, дворца пионеров, Митрофановского монастыря и ещё нескольких разрушенных войной церквей.

Университетская площадь во время войны

Уже в мае 1943 года по разрушенному Воронежу пошли трамваи, к сентябрю был полностью восстановлен водопровод, в январе 1944 года дала ток ВоГРЭС. За два года в городе было восстановлено и заново построено почти 8 000 домов. А за 10 послевоенных лет Воронеж был фактически полностью восстановлен! К началу 1956 года население города превысило довоенные показатели и составляло около 400 тысяч человек.

«Нашёл красивую игрушку. Оказалось — немецкая мина»

Работы по восстановлению города серьёзно осложняли «подарки» фашистов — сотни тысяч мин, бомб и растяжек, оставленных немцами на улицах, в домах и подвалах. Как следует из аналитической записки горкома, только за первые десять дней после освобождения города на дорогах и в зданиях было обезврежено 580 противотанковых и 816 противопехотных мин. В разминировании города участвовали даже женщины и подростки. Повсюду на уцелевших стенах коробок домов были надписи «Заминировано», а позже — «Разминировано» или «Проверено. Мин не обнаружено», под которыми ставилась дата и подпись сапёра, проводившего минную разведку.

Одну из таких надписей до сих пор можно увидеть на стене дома №13 по ул. Большая Манежная. Там же установлена мемориальная доска памяти юных сапёров, разминировавших наш город в годы Великой Отечественной войны.

Воронежец Валерий Чекмарёв вспоминал, как маленьким мальчиком, гуляя по Бринкманскому саду в первые годы после освобождения Воронежа, нашёл в кустах красивую металлическую «игрушку».

— Она была длиной, как мне помнится, сантиметров 25 — 30, чёрного цвета, по форме напоминала рыбку с ярко-красными лепестками хвостового оперения, — рассказывал он. — Я поднял её и понёс показать старшему брату. Помню его резко побледневшее лицо, тихие, постоянно повторявшиеся, как молитва, слова: «Иди ко мне, только не бросай». А когда «игрушка» оказалась в его руках, он мне дал такого пинка, что я кубарем отлетел в сторону. Это была немецкая мина.

Почему фашисты не тронули памятник Никитину?

Фашисты, уходя из Воронежа, увезли на переплавку в Германию бронзовые памятники Ленину с главной площади города и Петру I из Петровского сквера (кстати, нынешний памятник Петру раза в полтора ниже довоенного). А вот бронзовую скульптуру Ивана Никитина в Кольцовском сквере (ныне стоит у «Пролетария») фашисты не тронули. По мнению известного воронежского журналиста Юрия Поспеловского (ныне покойного), сидевший на пьедестале в скорбящей позе Никитин оказался угоден немцам, так как «скорбел» над окружавшими его со всех сторон солдатскими могилами.

Удивительным образом сохранилась до наших дней и статуя Ленину над главным входом в здание сельскохозяйственного института. И это несмотря на то, что само здание представляло собой обугленную коробку. Чудом уцелевший памятник вождю в те годы был для воронежцев своеобразным символом и надеждой на скорое восстановление города.

Под квартиры оборудовали даже колокольни

Очевидцы первых лет после освобождения Воронежа все как один вспоминают об образцовой чистоте, которая была в городе. Подметались даже те улицы, на которых не сохранилось ни одного целого дома. Панели и тумбы по краям тротуаров выбеливали мелом. Когда в марте 1944 года Воронеж посетила правительственная комиссия по оценке ущерба, после осмотра города её представители задали только два вопроса: почему так чисто и где живут люди?

Первое время после возвращения в освобождённый город большинство людей жили в землянках и подвалах. Еду готовили на кострах под открытым небом. Кто-то перебирался в разминированные уцелевшие домики, расположенные ближе к реке (центр города был разрушен до основания). Приспосабливали под жильё каждый случайно сохранившийся уголок разрушенных зданий. В крохотных комнатушках ютились по нескольку семей. Говорят, была в городе даже колокольня, оборудованная под квартиру.

В пятидесятые по Воронежу гуляла городская легенда о выжившем мужчине, которого освободили из-под завалов здания обкома спустя восемь лет после обрушения. Якобы он питался запасами столовой обкома, а пил талую и дождевую воду.

Как воронежцы встретили День Победы?

Ко Дню Победы Воронеж заметно преобразился. По данным городского комитета ВКП(б), на начало 1945 года в городе работали 166 магазинов и лавок, 164 столовые, пять бань, 3 клуба, два театра, телефонная станция, телеграф, радиостанция, пять радиоузлов. К тому времени в городе было открыто 37 школ с 30 тысячами учащихся, 31 детский сад, который посещали 3 228 детей.

9 мая 1945-го жители Воронежа, как и вся страна, встретили всеобщим ликованием.

— Жара стояла невыносимая, — вспоминала труженица тыла, Почётный ветеран Воронежской области Мария Старцева. — О победе мы узнали по радио. Что тут началось! Люди высыпали на улицу, пошли на стадион в Левобережном районе. Никто их не организовывал и не собирал — сами шли. На разбитом стадионе собрался едва ли не весь левый берег! Все праздновали. Тогда всё по талонам было. Мужчины идут по улицам, стучатся в двери: «Бабушка, продайте талончик на водку». А бабушка им: «Сами хотим выпить — победу отметить».

Что писала воронежская пресса 9 мая 1945-го?

Главный печатный орган воронежского обкома — газета «Коммуна» — 9 мая 1945 года вышла с портретом Сталина на первой полосе, полным текстом акта о капитуляции Германии и рядом заметок под заголовком «Торжество народа-победителя». О характере этих заметок говорят их названия: «Взошло солнце Победы», «Настал и на нашей улице праздник!», «Слава Сталину!»,  «Враг поставлен на колени».

В том же памятном номере сообщалось о первых митингах в честь великой Победы, которые прошли в Липецке, Борисоглебске и на Воронежском заводе им. Калинина. На передовице впервые был опубликован указ Президиума Верховного совета СССР об объявлении 9 мая праздником Победы и нерабочим днём. Правда, указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 декабря 1947 года выходной 9 Мая был отменён. Лишь в юбилейном 1965 году День Победы снова стал нерабочим.