Рассказываем о выдающихся людях, оставивших яркий след в истории Воронежа

Проект «Мы знаем!» реализуется при спонсорской поддержке Гражданского собрания «Лидер»

<p style="text-align:justify;"><span style="color:black;"><strong>«</strong></span>Поэт по кускам отдаёт людям свою душу. И награда за это — бессмертие»</p>

«Поэт по кускам отдаёт людям свою душу. И награда за это — бессмертие»

Сегодняшняя публикация посвящена воронежскому поэту и журналисту Василию Кубанёву, чья жизнь оборвалась в 21 год

«С горечью думаешь, что смерть на 21-м году жизни утащила из литературы человека, который, будь он жив, был бы способен сделать в этой литературе больше, чем ты сам сделал, и больше, чем сделали многие другие, дожившие до своего возраста писатели» — так писал Константин Симонов о молодом воронежском поэте Василии Кубанёве.

Василий начал рано писать стихи, а уже в 16 его имя было известно в писательских и журналистских кругах. Казалось, он торопился жить, стремясь оставить яркий след, будто бы знал, что земной путь его будет коротким.

С детства мечтал писателем

Василий Кубанёв родился 13 января 1921 года в селе Орехово Землянского уезда Воронежской губернии (ныне Касторненский район Курской области). Отец, участник Гражданской войны, был бухгалтером, мать — домохозяйкой. Семья держала домашний скот, а потому власти решили. что они подлежат раскулачиванию. Мать с отцом и маленькой дочкой Машей отправили на Соловки. Василий остался на попечении тёти — сестры отца, которая работала учителем. Она часто брала мальчика с собой на занятия. На уроках Вася быстро научился читать в четыре года. «Сколько помню Василия — столько помню его с книгой»,— вспоминала сестра поэта Мария Михайловна Калашникова (урождённая Кубанёва).

Отец будущего поэта Михаил Кубанёв на Соловках работал по специальности. Через какое-то время его жене и маленькой дочке удалось вернуться домой — отец сумел сделать нужные документы. А вскоре вернулся и он сам. Семья переехала на станцию Колодезная. Времена были такие, что семье часто приходилось переезжать с места на место, чтобы не вызывать подозрений у соседей.

Здесь Василий начинает писать свои первые стихи, читает их на пионерских слётах и конкурсах. «В лаптях я ходил до 10 с половиной лет, — писал в одном из писем Василий Кубанёв. — В это время я всерьёз подумывал о том, чтобы стать хорошим писателем. К этому времени относятся мои первые литературные опыты».

Школьника ставили в пример опытным журналистам

В 1934 году семья уехала в Лиски, затем — в Острогожск. 13-летний Василий начал сотрудничать с местной газетой «Новая жизнь», воронежской пионерской газетой «Будь готов!». На одном из областных конкурсов Василий получил первую премию — стопку книг, чему был рад несказанно. Да и на первый свой гонорар юный поэт купил то, что было для него дороже и ценнее всего, — книги.

Летом 37-го Кубанёвы переехали в город Мичуринск Тамбовской области. И уже в августе юноша публикуется в городской газете. Тимофей Илларионович Бубнов, работавший в «Мичуринской правде», вспоминал: «Даже в то время, когда только начиналась литературная деятельность юного поэта, когда в газете появились его первые стихи, — тогдашний редактор Алексей Гребенников ставил его в пример зрелым журналистам. «Вот у кого учитесь отбирать каждое слово», — говорил редактор на редакционных совещаниях. Да мы и сами понимали, что Василий бесспорно талантлив, у него большое будущее».

В те годы при городской газете существовала литературная группа. В группе занимались разбором стихосложения, анализом прочитанных произведений. И 16-летний Василий принимал всегда участие на равных.

Василий Кубанёв с членами литературного кружка 

Нельзя не отметить тягу Василия к самообразованию — так, он самостоятельно изучал французский язык, уже в десятом классе читал книги французских авторов в оригинале, писал на французском языке стихи.

В январе 1938 года 17-летний Василий Кубанев поехал в Ленинград к учителю истории Владимиру Кошелеву. Познакомились они заочно — Владимиру Дмитриевичу понравилось опубликованное в газете «Будь готов!» одно из стихотворений Василия. Между ними завязалась переписка, и учитель пригласил юного поэта в гости. В городе на Неве наш земляк познакомился с известным писателем Корнеем Чуковским. Корней Иванович подарил нашему земляку только что вышедшую книгу Пушкина и предложил Василию подготовить для издательства рукопись стихов. Но юноша посчитал, что пока ему рано выпускать свои стихи.

Юный поэт всегда носил с собой тетрадь, куда выписывал понравившиеся и важные для него афоризм 

В 1938 году Василий окончил среднюю школу. Он принял решение стать журналистом. Вернувшись в Острогожск, поступил на работу в редакцию газеты «Новая жизнь», в которой публиковался, ещё будучи школьником. Туда же, в Острогожск, переехала и семья Василия. Василий Кубанёв быстро овладел профессией журналиста, выработал свой собственный творческий стиль, который легко узнавали читатели.

Сотрудники газеты «Новая жизнь». Кубанёв — второй слева в верхнем ряду (г. Острогожск, 1939 год)

Подарил любимой девушке валенки

Ещё учась в 9-м классе острогожской школы, Василий Кубанёв очень сдружился с одноклассницей Верой Клишиной. Юношеская влюблённость Василия рассорила его с родителями — да так, что он ушёл из дома и целый месяц жил у школьного товарища. Причиной ссоры был дневник Василия, из которого родители узнали, что юноша купил валенки своей подруге — зимой она ходила в ботиночках, а идти до школы было далековато. Дневник показали учителям. Разразился скандал, так как деньги он скопил, используя в том числе те средства, которые давали родители на карманные расходы.

Василий Кубанёв и Вера Клишина — та самая девушка, которой поэт подарил валенки (г. Острогожск, 1940 год)

Когда семья переехала в Мичуринск, отношения влюблённых прервались. Вера после окончания школы уехала в Ленинград и поступила там в институт. А уже по возвращении в Острогожск Василий получил от девушки очень грустное письмо — Вера написала своему другу, что у неё умерли и мама, и папа. Василий близко к сердцу принял беду Веры. Молодые люди активно переписывались, Василий старался поддержать Веру. Письма были пронизаны глубоким чувством. Вот фрагмент одного из них: «Я не знаю, подружка моя, как назвать это чувство, которое испытываю к тебе, которое заполняет всю мою жизнь и с каждым днем всё гуще и стремительнее. Любовь? Нет. Дружба? Нет. Обожание? Нет. Ни одно из этих чувств. Вернее, все эти три вместе взятых, да ещё чем-то четвертым соединённое, и в чем-то пятом кипящее. Но как же назвать это одним словом? Не знаю. Да и надобно ли это?»

Кстати, в тот острогожский период Кубанёв сдружился с писателем Гаврилом Троепольским, автором знаменитого на весь мир «Белого Бима...». Как мы уже писали в материале о Троепольском, в те годы Гавриил Николаевич работал агрономом, заведовал Острогожским государственным сортоиспытательным участком по зерновым культурам. Троепольский вывел восемь сортов проса, опубликовал ряд научных статей и две книги, посвящённые проблемам селекции. Троепольскому было слегка за тридцать, он приносил сотруднику газеты «Новая жизнь» Василию Кубанёву свои статьи на сельскохозяйственные темы.

Любимым поэтом Василия Кубанёва был Владимир Маяковский. Василий написал стихотворение, посвящённое поэту, которое так и называется — «Маяковский»:

Слава — призрак, слава — помеха,
Слава — пустая красивая грусть,
Но если учат стихи наизусть,
И если рабочие, как пословицей,
Кроют мерзавцев его строфой,
Этим не имя его славословится,
Этим он сам остаётся живой.

Василий Кубанёв изучил не только французский, но и немецкий языки, увлекался музыкой, театром и живописью. И конечно, читал. Читал очень много — будто стараясь успеть. «В мире тысячи книг, которые я должен знать (не говоря уже о сотнях тысяч, которые нужно бы знать). Если в день прочитывать по одной (научной) книге — в год всего прочитаешь 365. Разве ты не чувствуешь, как это убийственно мало?» — писал Василий в письме Вере Клишиной.

Бомбы уничтожили могилу и дом Кубанёва

22 июня 1941 года пришла война. С первых дней Кубанёв просился на фронт. Но его не брали. По воспоминаниям сестры поэта Марии Михайловны, военком сказал ему однажды: «У тебя зрение — левый глаз 80%, а правый 20%. Как стрелять будешь?». — «80 и 20 — получается 100%», — пошутил Василий и каждый день вплоть до 14 августа 41-го ходил в военкомат, пока его наконец не призвали.

Василия Кубанёва зачислили в курсанты Борисоглебского авиационного училища учиться на стрелка-радиста. В связи с приближением фронта курсантов эвакуировали в город Орск Оренбургской области. Началась зима. Учёбные полёты проходили при сильных морозах. Поскольку стрелки находились в открытой кабине, Кубанёв простудился и заболел воспалением лёгких. Его комиссовали и отправили домой. Почти две недели он добирался в Острогожск на товарняках. Подлечившись, снова вернулся в редакцию, отправился в командировку в отдалённое село. А после этого слёг...

Кубанёва отправили в больницу, но спасти его не смогли. 6 марта 1942 года Василий умер на руках у матери. Ему едва исполнился 21 год.

Когда немцы бомбили Острогожск, бомба попала в могилу Кубанёва. Образовалась большая воронка. Родные и друзья, чтобы хоть как-то увековечить место его захоронения, привезли два десятка подвод песка. А через некоторое время бомба угодила в дом Кубанёвых. Людей в нём на тот момент не было. Но погибли все рукописи, письма, дневники поэта.

После этих трагических событий мать Василия и его сестра уехали к родственникам в Тамбов. И здесь их настигло ещё одно страшное известие — на фронте погиб отец Василия.

Как собирали рукописи и письма

Друг и коллега Василия по острогожской газете Борис Стукалин (впоследствии председатель Госкомитета Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли), вернувшись с фронта, узнал о трагической судьбе Василия. Борис начал искать и собирать по знакомым сохранившиеся стихи и письма поэта. В 1955 году вышел небольшой сборник стихов Кубанёва «Перед восходом», напечатанный в Воронежском книжном издательстве.

Мария Михайловна, сестра поэта, рассказала Стукалину, что брат во время болезни вспоминал своё пребывание в лётной школе. Врач, лечивший, Василия, записывал их и стихи поэта прямо на истории болезни. А ещё Мария Михайловна вспомнила подругу брата — Веру Клишину. К тому времени Вера жила и работала в Московской области. У неё был целый чемодан писем Кубанева, который она не сразу, но отдала Борису Ивановичу.

Многие рукописи Василия Кубанёва находились случайно. Так, например, острогожский товарищ поэта Николай Гамов во время экскурсии по музею Ленина в Москве познакомился с экскурсоводом, которая рассказала, что была знакома с Кубанёвым — они вместе участвовали в мичуринской литгруппе. Оказалось, что сотрудником музея была Таисия Панченко (в девичестве Шатилова) — Тася, как называли её друзья. У неё сохранилось около 200 писем от Василия. Таисия отдала их Гамову. Некоторые из писем были позже опубликованы в сборниках произведений поэта.

В одном из писем Тасе Кубанёв писал (вчитайтесь в эти строки — и поймёте, насколько одарённым был этот юноша): «Поэт — голос мира. Не эхо, а голос — живой, горячий, зовущий. Поэт не божество. Он человек, но человек, одарённый способностью видеть больше и чувствовать глубже, чем видят и чувствуют те, с кем рядом он идёт. Жизнь поэта принадлежит миру. <...> Вы представляете, какой яркой и ясной душой должен обладать поэт, какой океан чувств должен в нём таиться, если всего в несколько строк, написанные им, способны заставить нас тревожиться, смеяться и рыдать, идти на подвиг, умирать, понимать и переделывать мир! Поэт по кускам переделывает и отдаёт людям свою душу. И награда за это — бессмертие. Но бессмертная слава — не цель. Это лишь награда. Цель жизни поэта — верное служение Родине».

«Либо совсем не гореть, либо гореть во всю силу»

Впоследствии все найденные материалы вошли в сборник «Монологи большого мальчика». До этого вышли «Идут в наступление строки», «Кто знает, что значит любить?», «Человек — солнце», «Если за плечами только восемнадцать» и другие. Составителем некоторых сборников своего брата была сестра Кубанёва Мария Михайлова Калашникова. Она долго время жила в Тамбове, затем переехала в Рязань. Нынешним летом, 28 июня, Мария Михайловна скончалась на 94-м году жизни.

Жительница Воронежа Татьяна Татохина, ещё будучи школьницей, очень интересовалась творчеством талантливого поэта (на фото — дневник внеклассного чтения).  И так случилось, что уже много лет она работает в областной юношеской библиотеке, носящей его имя.

В память о Василии Кубанёве названы улицы в Воронеже (в мкр-не Масловка), Острогожске, Мичуринске и в посёлке Касторное. В школах в Мичуринске и Острогожске, где учился талантливый поэт, установлены мемориальные доски. На родине, в селе Орехово Касторенского района Курской области, установлен бюст Василия Кубанёва. Есть памятник Кубанёву и в Острогожске.

Памтяник поэту на его родине, вселе Орехово (ныне Курская область)

В июле 2000 года воронежской областной юношеской библиотеке, расположенной на ул. Никитинской, 32, было присвоено имя Василия Михайловича Кубанёва. Библиотека является активным пропагандистом творческого наследия поэта: ежегодно проводятся мероприятия, на которые приглашаются воронежские писатели, поэты, краеведы; проходят книжные выставки и просмотры; ведутся картотеки произведений, литературы о жизни и творчестве Кубанёва. Кроме того, библиотека долгие годы поддерживала тесную связь и вела переписку с сестрой поэта Марией Михайловной Калашниковой.

В 2015 году по инициативе и на средства сестры Василия Кубанёва Марии Михайловны и её сына был изготовлен памятник. Острогожские власти установили его на центральной аллее кладбища, где похоронен поэт. Надпись на плите гласит: «Я живу, чтобы узнать, что такое вечность».

Василий Кубанёв прожил короткую, но яркую жизнь. Молодой поэт мечтал написать несколько сердечных и умных книг: «Но для этого надо так жадно жить, чтобы за одну жизнь перечувствовать, пережить не менее десяти жизней», говорил он.

А вот ещё несколько пронзительных фраз, принадлежащих Кубанёву: «Будь поэтом, землекопом, счетоводом — кем угодно, но будь прежде всего и во всём человеком», «Надо, чтобы жизнь была костром, дающим всем свет и тепло. Надо, чтобы этот костер горел вечно, чтобы люди брали от него огонь для своих светильников», «Либо совсем не гореть, либо гореть во всю силу»...

Благодарим за помощь в подготовке материала воронежскую областную юношескую библиотеку им. В.М. Кубанёва и заведующую отделом искусств и медиатекой Татьяну Татохину.

Фото с сайта oubvrn.ru