Рассказываем о выдающихся людях, оставивших яркий след в истории Воронежа

Проект «Мы знаем!» реализуется при спонсорской поддержке Гражданского собрания «Лидер»

<p>«Я люблю работать над&nbsp;плохишами»</p>
Фото: Елена ИВАНОВА.

«Я люблю работать над плохишами»

Александр Ечеин — заслуженный художник России, члена Союза художников, Союза театральных деятелей России и Международного союза кукольников. Художник-постановщик Театра кукол «Шут» с 1987 года, где за это время оформил более 60 спектаклей.

«Без меня народ не полный» — так говорил один из героев писателя Андрея Платонова. На самом деле народ не полный без каждого из нас, без каждого из вас, наши дорогие читатели. Мы хотим рассказать о людях, которые с любовью делают своё дело, честно живут и тем самым делают лучше этот мир, наш город, нашу жизнь. Если вы хотите рассказать о таком человеке, предложить нам своего народного героя — присылайте заявку на почту elenaivanova.press@mail.ru. Ждём героев!

В маленькой комнатушке, забитой кистями, набросками, готовыми и ещё не сделанными куклами, мы проговорили почти три часа. А потом я прошлась по тихому, безлюдному, уснувшему театру кукол. Подсмотрела в дверную щель за репетицией нового спектакля — магия. Поймала кадры у сцены. В прошлые выходные я взяла интервью у Александра Николаевича Ечеина — человека, который знает о куклах всё.

Детство на гастролях

66 лет назад родился я в городе Кирове, который раньше Вяткой называли. А про мужиков местных говорили: «Вятский мужик — хватский». Таким и вырос — хватским. Всего, что захочу, добивался трудом и упорством.

Семья у меня была простая. Папа — слесарь, мама — кассир, к творчеству и искусству они не имели никакого отношения. Зато брат по маме, родной дядька, служил в театре кукол актёром. Он-то и показал мне другую жизнь по ту сторону кулис: возил меня всюду с собой по гастролям. Мне даже, помню, роль выделили — поднимать и опускать ручной занавес. Для меня, пацана, это была невероятная гордость!

Разъездной театр жил своей особой, необычной жизнью. Сплошная романтика. Спали в автобусах, в домах культуры на бильярдных столах — где придётся. Бывало, сутки едешь в автобусе, а усталость не наступает, так интересно все вокруг.

Оторваться от родителей и стать самостоятельным в том возрасте было роскошью, о которой мои ровесники могли только мечтать. А я, вкусив эту свободу, уже жить без неё не мог. Актёры меня любили, мы были друг для друга практически как семья, так сближала эта жизнь на колёсах.

Отец, кстати, в театре был всего дважды: один раз до моего рождения, второй - уже после. Ушёл в буфет в антракте и не вернулся на второе отделение. Но я всегда посылал ему вырезки из газет, когда обо мне писали. Он хоть сначала скептически был настроен, потом признал мою профессию и страшно мной гордился. Мама всегда поддерживала.

Этюдник и актёрская ставка

Дядя меня всегда заставлял рисовать. Видел, что у меня есть способности, которые надо развивать. Про них говорил и сосед-художник, ровесник моего отца. Он-то и отвёл меня в изостудию Дворца пионеров. Там начались мои эксперименты с рисунком и живописью. Везде, где бы ни был, я не выпускал из рук блокнот для набросков и рисовал, рисовал, рисовал…

После школы пытался поступить в художественное училище — не прошёл. Руки я тогда не опустил и пошёл работать монтировщиком в театр. Ровно на два дня. Предложили вместо тяжёлой работы побыть звукооператором, где я и проработал год. Потом армия с 18 до 20 лет. Там я тоже все время рисовал. После армии поступал в Ленинградский театральный институт театра, музыки и кинематографии, но провалился.

Родители очень не хотели, чтобы я работал в театре. Не признавали они эту работу, не считали её серьёзной. Надеялись, что после армии все образуется, но увы… Вернувшись со службы, я прошёл конкурс на ставку ученика актёра. Работая актёром, не расставался с этюдником, благо времени на это было много. Растил себя сам — занимался по самоучителям, читал книги по искусству, монографии художников.

Я ни дня не работал

И вот мне 22. На мне хиповый сиреневый костюм с отливом и «бубенчиками» — так звенели заклёпки на пиджаке. Во мне твёрдая уверенность в том, что в этот раз уж точно поступлю — море по колено. Получилось! На 5 лет учёбы в Ленинградском театральном институте обосновался в Петербурге. Женился. Работал дворником.

Я никогда не срисовывал, не сдирал и имел своё мнение на любой профессиональный вопрос. Живопись с детства для меня не была работой — удовольствием! Не понимаю тех, кто на работе ноет, страдает, кто не счастлив на своём месте… Я ни дня не работал, потому что занимался любимым делом.

Всегда, везде, во всем я хотел быть лучшим, первым, признанным, главным! Я жадно хватал все возможности вырасти, самореализовываться, рождать идеи, спектакли, дарить искусство людям. 2 года в Вологде, 2 года в Челябинске. Ночевали на работе, дети то со мной в театре, то соседи присмотрят. Но я никогда не гнался за деньгами, да и не смог бы работать на нелюбимой работе ради денег.

О куклах и спектаклях

Спектакль зачастую долго и мучительно рождается — как человек. Режиссёр берет волнующую его тему, разрабатывает драматургию, потом ищет соавторов — художника и композитора — для её реализации на сцене. Любая идея вынашиваться внутри, а потом переходит на лист бумаги. Иногда рука сама тебя ведёт - и ты следуешь за ней, волшебство!

Куклы — это маленькие люди, у каждой из них есть свой характер. Они хорошо исполняют роли, но не несут столько психологических возможностей, сколько может нести человек. И когда кукла «заканчивается», включается артист, который дополняет её, отыгрывая нужные эмоции. Высшим пилотажем является симбиоз, гармония куклы и актёра на сцене.

Я люблю работать над отрицательными персонажами — злодеями, плохишами, злюками. Они многограннее, сложнее и интереснее. В каждом из них есть и положительные черты, что зрителю тоже обязательно нужно показать. Театр учит думать и не мыслить шаблонно — вот этот герой хороший, а этот плохой. Мы подсвечиваем персонажа с разных сторон, чтобы каждый, как в зеркале, смог увидеть в нем что-то своё.

Над каждой куклой ведётся кропотливая работа бутафоров, костюмеров, модельеров, прежде чем она начнёт жить на сцене. Среди воплощённых персонажей у меня нет любимчиков. Вы же не разделяете: этот ребёнок любимый, а этот нелюбимый? Из спектаклей могу выделить «Хитроумный идальго», «Жанна д’Арк», «Гулливер». Но мой лучший спектакль ещё впереди.

Дети — моё главное произведение

В Воронеже я уже 33 года. Первой жены не стало много лет назад, а здесь я женился во второй раз на своей Татьяне. Сейчас она заслуженная актриса России. Сын стал художником, преподаёт академический рисунок, дочь — актрисой. У нас двое внуков: у сына дочка, у дочери сын, родились с разницей в полтора месяца.

Дома с 6 утра начинается театр, все разговоры мы ведём только о нем, бесконечно что-то обсуждаем, дискутируем. Жена может начинать учить текст нового спектакля. Однажды просыпаюсь ночью, а она мяукает — оказалось, ей снилась новая роль. Мы в хорошем смысле ненормальные, но театр — это наша жизнь.

Блиц

— Чем вы больше всего гордитесь?
Детьми, семьёй. Это самое главное в жизни.

— Ваше хобби — какое оно?
Акварель.

— Мой идеальный день — это…
…когда есть возможность побыть одному.

— Кем вы восхищались в детстве?
Дядей — он мой Дон Кихот, бессребреник, борец с разгильдяйством и ленью, фанатик театра.

— Опишите свой характер пятью словами.
Целеустремлённый, ответственный, «поперешный» — всё делаю по-своему, добрый, ранимый.

— Какие 3 книги вы бы посоветовали прочитать каждому человеку?
«Белый пароход» Чингиза Айтматова, «Прощание с Матёрой» Валентина Распутина, «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана.

— От чего вы никогда не смогли бы отказаться?
От любви.

— Что даёт вам энергию двигаться дальше, когда ваши силы на исходе и чувство усталости начинает брать верх?
Чувство долга — во что бы то ни стало.

— Если бы вы имели возможность встретиться с собой маленьким, что бы вы себе сказали?
Не трать времени зря.

— Можно ли с уверенностью сказать, что вы — счастливый человек?
Да.

— Выбирая из всех в мире, кого бы вы пригласили в гости на обед?
Всех своих близких, всех ушедших… Чтобы увидели своих правнуков. Отец так и не приехал в Воронеж ни разу, а тёща не виделась с моей мамой. Хорошие люди уходят быстро. Только куклы всегда остаются.

КСТАТИ

Александр Ечеин оформил более 80 спектаклей в России и Франции. Он участвовал во многих областных, зональных и всероссийских выставках. Художник является дипломантом, лауреатом международных и российских фестивалей и конкурсов театров кукол. Работы Ечеина хранятся в Центральном театральном музее имени А.А. Бахрушина (Москва), в частных коллекциях России, Германии, Франции, Великобритании, Канады, Финляндии, Китая, США.