Рассказываем о выдающихся людях, оставивших яркий след в истории Воронежа

Проект «Мы знаем!» реализуется при спонсорской поддержке Гражданского собрания «Лидер»

<p>Герои стратосферы. Падение с 12-километровой высоты…</p>
Военный пилот-аэронавт Павел Федосеенко

Герои стратосферы. Падение с 12-километровой высоты…

В январе 1934 года разбились трое членов экипажа советского стратостата, который впервые в истории человечества достиг высоты в 22 тысячи метров. Среди погибших — уроженец Воронежской земли, военный пилот-аэронавт, командир экипажа Павел Федосеенко

«Триумфаторы неба», «граждане стратосферы» — так называли советские газеты стратонавтов Павла Федосеенко, Илью Усыскина и Андрея Васенко. Именно они первыми в мире на стратосферном аэростате «Оосоавиахим-1» поднялись на высоту в 22 километра. Командиром экипажа был наш земляк Павел Федосеенко.

«Красноармеец воздуха»

Павел Федосеенко родился 13 мая (1 мая по старому стилю) 1898 года в слободе Новая Сотня Острогожского уезда Воронежской губернии, ныне являющейся частью города Острогожска.

В 1915 году семнадцатилетний юноша увлёкся воздухоплаванием — полётами на воздушных шарах, называемых аэростатами. В 1918 году он добровольцем вступил в Красную армию. Участвовал в Гражданской войне в составе воздухоплавательного отряда. (Кстати, аэростаты использовались и в Первую мировую войну. Помните фильм «Бумбараш»? Главный герой рядовой Семён Бумбараш попал в плен, когда проводил разведку на воздушном шаре — аэростате.)

Поднимаясь в воздух на аэростатах, красноармеец Федосеенко корректировал огонь артиллерии, нацеливал удары пехоты и конницы.

В 1920 году Павел окончил командные воздухоплавательные курсы, его назначили командиром 9-го воздухоотряда, который участвовал в боях за Крым. За заслуги в боях при освобождении Крыма 9-й воздухоотряд первым из воздухоплавательных частей был награждён Почётным революционным Красным Знаменем. А Павлу Федосеенко вручили орден Красного Знамени.

После Гражданской войны наш земляк окончил курсы пилотов-аэронавтов, затем — курсы пилотов воздушных кораблей и высшие авиационные академические курсы. В 1922 году Павел Фёдорович установил свой первый всесоюзный рекорд продолжительности и высоты полёта на аэростате. А в 1925 году вместе с математиком и воздухоплавателем Александром Фридманом поднялся на аэростате на рекордную для Советского Союза высоту — 7 400 метров. За достижения в области воздухоплавания советские газеты называли Федосеенко «красноармейцем воздуха».

Полёты в стратосферу

В те годы воздухоплаватели многих стран мира мечтали подняться в стратосферу. Это слой атмосферы, находящийся на высоте от 11 до 50 км от поверхности Земли. Это была абсолютно недостижимая для авиации тех лет высота. Покорить стратосферу пытались с помощью аэростатов — летательных аппаратов, в которых для создания подъёмной силы использовался заключённый в их оболочках газ (или нагретый воздух) с плотностью меньшей, чем плотность окружающего воздуха.

27 мая 1931 года швейцарский профессор Огюст Пикар вместе с Паулем Кипфером на аэростате, оборудованным герметической гондолой (кабиной для экипажа) и названном стратостатом, поднялся на высоту 15 785 метров.

Полёт этот вызвал большой интерес в Советском Союзе. В январе 1932 года в Москве прошло первое государственное совещание по вопросам изучения стратосферы. Был принят план работ, одним из пунктов которого являлось сооружение первого советского стратостата «СССР-1», позволяющего совершить пилотируемый полёт на высоту 20 — 25 километров.

Командир экипажа стратостата «Осоавиахим-1» Павел Федосеенко

Павел Федосеенко в 1932 году досрочно окончил военно-воздушную академию и факультет дирижаблестроения комбината гражданского воздушного флота, получил звание инженера-конструктора по дирижаблестроению. Через год он был назначен командиром экипажа второго советского стратостата, который назвали «Осоавиахим-1». (В СССР с 1927 по 1948 год существовало Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству, сокращённо — Осоавиахим. Эта общественно-политическая оборонная организация была предшественницей ДОСААФа — добровольного общества содействия армии, авиации и флоту.)

Над созданием летательного аппарата «Осоавиахим-1» параллельно со стратостатом «СССР-1» работала группа инженеров Ленинградского отделения Осоавиахима. Автором проекта был главный конструктор по аэростратостроению Института аэрофотосъёмки Андрей Васенко — борт-инженер второго советского стратостата. Третьи членом экипажа «Осоавиахима-1"стал молодой доцент Ленинградского физико-технического института Илья Усыскин.

Изначально старт «Осовиахима-1» планировали на сентябрь 1933 года, но полёт перенесли на весну 1934-го. А 30 сентября этого года произошёл запуск первого советского стратостата «СССР-1» с аэронавтами Эрнстом Бирнбаумом, Константином Годуновым и Георгием Прокофьевым.

Летательный аппарат достиг высоты 19 300 метров и на более чем 3 тысячи метров побил рекорд Пикара и Кипфера. Экипаж благополучно вернулся на землю. Это была мировая сенсация. Все участники полета и руководители строительства стратостата были награждены орденами Ленина.

Новый мировой рекорд закончился трагедией

Между тем аппарат «Осоавиахим-1» начали готовить к запуску не весной, а в январе 1934 года. Почему-то никого не остановил тот факт, что полёт будет проходить зимой, в сложных метеоусловиях. Судя по всему, старт хотели приурочить к очередному XVII съезду ВКП(б), который как раз должен был начаться в январе.  А значит, к съезду нужны были новые победы.

Подготовка к полёту стратостата «ОСОАВИАХИМ-1» на лётном поле отдельного воздухоплавательного дивизиона в подмосковном Кунцеве

В 9 утра 30 января 1934 года стратостат «Осоавиахим-1» с экипажем в составе 35-летнего Павла Федосеенко, 34-летнего Андрея Васенко и 23-летнего Ильи Усыскина стартовал из подмосковного Кунцева. Это был первый в истории зимний полет в стратосферу. Через 16 минут после старта на земле приняли первую радиограмму: «Слушайте, слушайте! Говорит «Сириус»! (Это был позывной стратонавтов. — Прим. ред.). Высота 1600 метров. Прошли облака. Температура минус 3 градуса».

Около 12 часов дня стратонавты передали радиограмму в адрес делегатов  XVII съезда ВКП(б) о том, что достигли высоты в 20 600 метров. Это был новый мировой рекорд. После этого связь с воздухоплавателями оборвалась. К вечеру, к 17 часам, в 470 километрах от места страта, у мордовской деревни Потиж-Острог местные жители обнаружили гондолу стратостата. Внутри находились тела троих погибших пилотов.

Шансов спастись не было

Судя по записям в бортовом журнале и показаниям приборов, стратонавтам в 12 часов 33 минуты удалось достичь рекордной высоты — 22 тысячи метров. На этой высоте аппарат держался около 12 минут, затем начал плавное, медленное снижение.

Прошёл час с четвертью. Стратонавты выпустили некоторое количество газа из оболочки, однако аппарат до сих пор находился на высоте 18 тысяч метров. Стратостат нагревался под лучами солнца. Как спустя год писал в книге «Полёты в стратосферу» профессор-метеоролог, директор аэрологического института главной геофизической обсерватории Павел Молчанов, стратонавты долго держались на достигнутой высоте, где «нагревающее действие солнечных лучей оказывается очень большим… оболочка шара и заключенный в ней водород перегрелся до 8 градусов выше нуля, и газ расширился и частично вышел из оболочки». Когда аппарат пошёл на снижение (для чего было необходимо стравить ещё часть газа), газ начал охлаждаться. Молчанов писал: «Чем больше сжимался газ, тем меньше становилась подъёмная сила аэростата. Наконец гондола, тянувшая стратостат вниз, развила очень большую скорость».

За несколько минут до гибели Андрей Васенко записал в бортовом журнале: «Альтиметр 13 400 м. Время 16:05. Идём вниз. Солнце ярко светит в гондолу. Красота неза…». И последняя запись: «16:13,5 Альтиметр 12 000 м».

На высоте около 12 километров температуры газа и наружного воздуха практически сравнялись, из-за чего подъёмная сила стратостата резко упала. Скорость снижения составляла 15 м/с и продолжала стремительно расти. Гондола с увеличивающимся усилием тянула за собой шар стратостата, и на высоте 1,5 — 2 километра от земли стропы гондолы оторвались от баллона.

Андрей Васенко, Павел Федосеенко и Илья Усыскин в последние секунды падения находились в беспорядочно вращающейся кабине, ударяясь о корпус и приборы. В таких условиях у них не было никаких шансов покинуть гондолу, выпрыгнув с парашютами. К тому же конструкция кабины не предусматривала аварийного сброса крышки. Чтобы открыть её изнутри, нужно было открутить двенадцать фиксирующих болтов.

Как позже установила комиссия, удар гондолы «Осоавиахим-1» о землю произошёл в 16 часов 23 минуты.

Работа комиссии на месте разбившейся гондолы стратостата

Похоронены в Кремлёвский стене

По официальному заключению, причиной катастрофы «Осоавиахима-1» стало превышение предельной безопасной высоты полёта для этого аппарата, составляющей около 20 500 метров. А также дополнительными факторами, которые привели к трагедии, были слабое крепление гондолы, запутывание клапанной верёвки и сложные условия полёта.

2 февраля 1934 года в Москве состоялись торжественные похороны членов экипажа стратостата «Осоавиахим-1». Павла Федосеенко. Андрея Васенко и Илью Усыскина посмертно наградили орденами Ленина. В похоронах «триумфаторов неба», как называли героев в газетах, принимали участие все делегаты XVII съезда ВКП(б).

Урны с прахом погибших несли лично Иосиф Сталин, Климент Ворошилов и Вячеслав Молотов

Урны с прахом стратонавтов были выставлены для всенародного прощания в демонстрационном зале ГУМа. Затем три высших руководителя страны — Иосиф Сталин, Вячеслав Молотов и Климент Ворошилов — в сопровождении почётного караула перенесли урны с прахом героев к мавзолею Ленина, где состоялся траурный митинг. После него урны с прахом стратонавтов Павла Федосеенко, Андрея Васенко и Ильи Усыскина под троекратные залпы артиллерийского салюта были установлены в ниши Кремлёвской стены.

В том же 1934 году в Воронеже одну из новых улица назвали в честь погибших воздухоплавателей — так на левом берегу появилась улица Героев Стратосферы.

Улица Героев Стратосферы в Воронеже названа в честь погибших стратонавтов Павла Федосеенко, Ильи Усыскина и Андрея Васенко

В Острогожске, Санкт-Петербурге, Нижнем Новогороде есть улицы, носящая имя нашего земляка Павла Федосеенко.

Через месяц после его гибели, в конце февраля 1934 года, у Федосеенко родилась дочь, которую назвали в честь отца — Павлой. Павла Павловна Федосеенко пошла по стопам отца, она работала в конструкторском бюро у Сергея Королева. Однажды она обратилась к Сергею Павловичу Королёву, который ранее лично встречался с Федосеенко, с просьбой посодействовать установке памятника погибшим стратонавтам. В 1957 году в СССР был объявлен всесоюзный конкурс на лучший проект памятника стратонавтам. Победил проект скульптора Алексея Письменного и архитектора Алексея Душкина. Памятник установили 30 января 1963 года в столице Мордовии г. Саранске на площади перед железнодорожным вокзалом.

Памятник героям-стратонавтам в Саранске
Фото: с сайта bravo-voronezh.ru, Игорь ФИЛОНОВ.