Рассказываем о выдающихся людях, оставивших яркий след в истории Воронежа

Проект «Мы знаем!» реализуется при спонсорской поддержке Гражданского собрания «Лидер»

<p>Картина маслом: не&nbsp;«Приплыли», а&nbsp;«Не туда заехали»!</p>

Картина маслом: не «Приплыли», а «Не туда заехали»!

Малоизвестные факты о воронежском художнике-самоучке Льве Соловьёве и о том, почему авторство одной из его самых знаменитых работ многие приписывают Илье Репину

Если ввести в поисковую строку «картина Репина «Приплыли», интернет тут же выдаёт результат: картину, на которой изображены монахи в лодке, попавшие в весьма курьёзную ситуацию — они неожиданно оказываются в месте купающихся нагишом крестьянок.

В сознании многих почему-то укрепилось мнение, что это работа знаменитого живописца Ильи Репина (о том, почему появилось это заблуждение, читайте ниже). И следом родилось стойкое выражение «картина Репина «Приплыли» — его используют, когда говорят о каком-то конфузе, нелепой ситуации.

А между тем у Илья Репина никогда картины с названием «Приплыли» не было. И к этому полотну с монахами он не имеет никакого отношения. Автор этой картины — наш земляк, художник-самоучка, иконописец и педагог Лев Соловьёв. Сегодня расскажем о малоизвестных и очень интересных фактах из жизни живописца, вся жизнь которого связана с Воронежским краем.

Был пастухом и поводырём для слепых

Точная дата рождения художника неизвестна. Разные источники указывают лишь годы — 1837-й и 1838-й. Будущий живописец появился на свет в крестьянской семье в селе Лушниковка (ныне входит в состав Острогожска). С детства крестьянский сын, которому пришлось и пастухом быть, и поводырём для слепых, проявлял способности к рисованию. Рисовал всем, что под руку попадёт — кусочком угля, мела, прутиком на пыльной дороге. А ещё рано научился читать. Поскольку библиотек в крестьянских избах, понятное дело, не было, читать он научился по поминальной книге.

Тягу мальчика к творчеству приметил заехавший в село иконописец из Воронежа Дмитрий Макаренков и забрал его с собой в губернский город, где определил Льва учеником в иконописную мастерскую. Отсюда и началось становление Соловьёва как художника. В Воронеже он писал иконы, расписывал храмы, приходилось ему и малярничать — красить в церквях полы и стены. В губернском городе Соловьёв, повзрослев, сошёлся с художниками, историками, журналистами, философами, занимался самообразованием.

Л.Г. Соловьёв. Автопортрет. Коллекция Воронежского областного художественного музея им. Крамского

В 1869 году Лев Соловьёв купил дом на улице Консисторской — сейчас это улица Фрунзе, она проходит рядом с ВГУ, неподалёку находятся Ильинская церковь и художественное училище. Свой дом (он, к сожалению, не сохранился), по свидетельствам современников Соловьёва, художник превратил в настоящую картинную галерею. Здесь же, в мастерской, живописец начал проводить занятия со своими первыми учениками. Причём бесплатно, потому что считал, что «грешно человеку торговать своим талантом и знанием».

Иллюстрировал произведения Некрасова и писал стихи

Специального художественного образования Лев Соловьёв не имел. В 35-летнем возрасте ему удалось поехать в Санкт-Петербург, где он жил и работал с 1872 по 1878 год. В Санкт-Петербурге он в качестве вольнослушателя посещал занятия Императорской академии художеств. (Вольнослушатель — это не студент, он имел право свободно посещать академию, но не был в неё зачислен и ему не выдавался диплом.)

Примерно в это время Лев Соловьёв познакомился со своим ровесником, выдающимся воронежским художником Иваном Крамским, талант которого ценил невероятно. Лев Григорьевич очень тяжело переживал его преждевременную кончину в 1887 году.

В Санкт-Петербурге Соловьёв писал картины, участвовал в выставках Общества поощрения художников. Он отдавал предпочтение жанровой живописи, темы для сюжетов брал из жизни крестьян и ремесленников. Работу талантливого самоучки «Сапожники», представленную на одной из выставок в 1875 году, в те годы высоко оценили признанные мастера.

В 1872 году Российская империя отмечала 200-летие Петра Первого. К этой дате Соловьёв представил масштабную работу — «Транспарант в память 200-летия Петра I», — которая произвела огромное впечатление на ценителей искусства.

В Воронеж Соловьёв вернулся в 1878-м, где продолжал заниматься иконописью, преподавал в Воронежской семинарии, писал жанровые произведения, портреты. А ещё он обладал даром художественного слова — с 1870-х Лев Григорьевич публиковался в воронежской газете «Дон», также работал в редакции в качестве корректора и художника. В этой газете печатались его стихи, воспоминания, очерки, в том числе «Живопись и рисование в Воронежском крае» (газета «Дон», 1898 г.). В этой статье художник называл изобразительное искусство «всемирной грамотой человечества, научающей людей читать и понимать нерукотворную живую книгу вселенной, раскрытую её творцом перед очами разума». Соловьёв был приверженцем рисования с натуры. «Везде и на всяком месте человек окружён живою природою: и небом, и землёю, и всем, что в них и на них. <...> А стало быть, человеку, желающему что-либо знать, нужно только хоть немножко обратить внимание на всё окружающее его, <...> увидеть и понять законы Божеские видимого мира и строго держаться их во всех своих делах и поступках», — писал он в статье «Живопись и рисование в Воронежском крае».

В 1881 году в Санкт-Петербурге увидел свет «Альбом иллюстраций к произведениям Н.А. Некрасова», состоящий из работ Льва Соловьёва.

Икону работы Соловьёва преподнесли Николаю II

Это значимое событие произошло весной 1896 года. В тот год в мае состоялась коронация императора Николая II и императрицы Александры Фёдоровны. От Воронежской губернии в Москву отправилась делегация, представляющая дворянство, земство и сельское население. В дар Николаю II они повезли икону работы Льва Соловьёва с изображением святого Николая Чудотворца и воронежских святителей Митрофана и Тихона. Коронация проходила во Владимирском зале Кремлевского дворца. Представители Воронежской губернии поднесли икону императору, и он к ней приложился.

Открыл в Воронеже бесплатную рисовальную школу

Как мы писали выше, Соловьёв в мастерской своего дома проводил занятия с учениками. В начале 1890-х там зародился кружок любителей рисования и живописи — Лев Григорьевич был его организатором. Будучи человеком бескорыстным, Лев Соловьёв мечтал открыть в Воронеже бесплатную воскресную рисовальную школу для всех желающих. И в 1893 году при поддержке единомышленников осуществил задуманное. Лев Георгиевич стал заведующим школы (до 1907 года), кроме того, публиковал в воронежских печатных изданиях статьи о методике преподавания живописи.

Сначала занятия школы проходили в его мастерской, затем — в помещениях Дворянского собрания (здание было разрушено во время войны, на его месте на ул. Чайковского построили сталинку).

В 1911 году ученик Соловьёва, состоятельный художник, предприниматель и благотворитель Михаил Пономарёв и его жена Мария безвозмездно выделили участок и средства для строительства рисовальной школы (позже ей присвоили имя Пономарёвых). Здание в стиле неоклассицизма было построено в 1915 — 1917 годы по проекту известного воронежского архитектора Михаила Замятнина.

Рисовальная школа

Это здание сохранилось до наших дней (ул. Орджоникидзе, 26). В 1919 году здесь открылись Воронежские свободные художественные мастерские, вскоре здесь заработал художественно-промышленный техникум. С 1926 года там разместили ветеринарный институт. В наше время в здании находятся офисы.

В этом здании раньше размещалась рисовальная школа

Был учителем Бучкури и Киселёвой

Лев Георгиевич Соловьёв воспитал немало получивших известность художников, среди которых живописец, график и педагог Александр Парамонов; Павел Шмаров (его работы находятся в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге, в Воронежском областном художественном музее им. Крамского, в частных коллекциях в России и за рубежом); ученик Репина, преподаватель Всероссийской академии художеств Митрофан Фёдоров; Александр Бучкури и его будущая жена Васса Епифанова; Елена Кисилёва, дочь выдающегося воронежского математика Андрея Киселёва.

Получив хорошие навыки у Соловьёва, Бучкури отправился в Санкт-Петербург в Академию художеств, учился в мастерской Ильи Репина. Вернувшись в Воронеж, Александр Бучкури с 1907 года преподавал в той самой рисовальной школе, в которой когда-то учился, затем в художественных мастерских и до 1926 года — в художественном техникуме. Работы Бучкури находятся в коллекции Русского музея в Санкт-Петербурге; в фонде Воронежского областного художественного музея хранится больше 40 картин художника. Кстати, в музее есть два небольших этюда, выполненных Бучкури во время его учёбы у Соловьёва.

Портрет молодого Александра Бучкури, написанный его учителем Львом Соловьёвым (фото Александра Зинченко)
Елена Киселёва

Что касается ещё одной ученицы Репина — Елены Киселёвой — именно Лев Соловьёв разглядел в ней недюжинный талант и направил её к Илье Репину, который считал её одной из своих лучших подопечных. Кстати, Киселёва была единственной ученицей Академии художеств, которую руководство наградило пенсионерской поездкой для работы в Европе (то есть за счёт академии). Елена Андреевна стала успешной художницей, её картины экспонировались на международных выставках, работы воронежской художницы приобретали для своих коллекций Корней Чуковский и Максим Горький. В Воронежском музее им. Крамского хранится более 40 её работ, большую часть из них передала музею сама художница.

Не имея собственных детей, Лев Соловьёв нашёл утешение в своих учениках. О его личной жизни мало известно. Он был женат, супругу звали Александра Александровна, она ушла из жизни раньше него. Её портрет на смертном одре написал Бучкури, работа находится в Воронежском музее им. Крамского.

Л.Г. Соловьёв. Портрет жены (фото с сайта Воронежского областного художественного музея mkram.ru)

Лев Григорьевич Соловьёв скончался в октябре 1919 года в возрасте 82 лет. В то время он находился в селе Усманские Выселки (ныне село в Панинском районе), там и был похоронен.

Путаница с «Монахами» произошла во время выставки Репина

Ну а теперь подробнее поговорим про работу Льва Соловьёва, с которой начали эту статью. Картина «Монахи» («Не туда заехали») написана маслом на холсте, точная дата её создания неизвестна, примерно 1870-е годы.

Глядя на неё, становится понятно, что Соловьёву не было чуждо чувство юмора. Он очень мастерски передал комичность ситуации, в которой оказались священнослужители. Судя по всему, дело было ранним утром, над рекой стелился туман. Лодка с монахами заблудилась в тумане и оказалась у берега, где женщины устроили купальню (на другом берегу — мужики). Можно только представить себе изумление монахов, увидевших крестьянок в чём мать родила. Бабам хоть бы хны, продолжают чистоту наводить. А один из священнослужителей, не зная, как реагировать на неожиданную встречу, добродушно улыбается.

Кое-кто из исследователей Соловьёва задаётся вопросом: как же так, он же был очень религиозным человеком, и вдруг такое! А ведь ничего «такого» в этой работе на самом деле нет. Шутливая бытовая сценка из жизни крестьян, не более. Художник лишь благодушно посмеивается над попавшими в курьёзную ситуацию монахами, никого не осуждая и не подразумевая сатиры. Автору удалось с невероятным мастерством передать эмоции всех героев сюжета.

Каким же образом картина Соловьёва вдруг стала репинской? Существует такая версия: в начале ХХ века, возможно, после революции 1917 года, картина нашего земляка поступила в Сумской областной художественный музей (г. Сумы на Украине). В 1930-е в музее проходила выставка полотен Ильи Репина. При этом часть картин из постоянной экспозиции оставили на своих местах, в том числе и «Монахов». Посетители, которые пришли на Репина, по ошибке решили, что это его работа. С тех пор и пошло — «картина Репина «Приплыли». А название, скорее всего, изменилось в ходе перемещения по «проводам» сарафанного радио. Так и появилось это народное выражение как синоним курьёзной нелепой ситуации и зажило своей жизнью.

Кстати, исследователи отмечают схожесть стилей Репина и Соловьёва, оба были приверженцами реализма — не мудрено, что неискушённые посетители выставки приписали авторство «Монахов» Илье Репину.

Л.Г. Соловьёв. Автопортрет. 1900-е годы. (фото с сайта Воронежского областного художественного музея mkram.ru)

Посвятил картину вырубленным саду и роще

Картина Льва Соловьёва «Монахи» хранится в Сумском музее им. Онацкого. В Государственном Русском музее Санкт-Петербурга находится несколько этюдов Льва Георгиевича — «Пейзаж с облаками», «В степи», «Поле со снопами». Жанровое полотно «Сапожники», выполненное нашим земляком, хранится в Государственной Третьяковской галерее. Порядка 40 работ Льва Соловьёва — портреты, этюды, эскизы — находятся в Воронежском областном художественном музее им. Крамского.

Л.Г. Соловьёв. «Сапожники». 1875 год (хранится в Государственной Третьяковской галерее)

На родине талантливого художника-самоучки, в коллекции Острогожского музея им. Крамского, имеются две работы Льва Григорьевича Соловьёва. Об одной из них — «Гибель Викулиной рощи» — хочется рассказать особо.

Л.Г. Соловьёв. «Гибель Викулиной рощи»

В начале 1700 годов Пётр Первый распорядился высадить на берегу реки Воронеж (в районе Чижовки) заморские деревья, кустарники, цветы. Распоряжение выполнили, сад содержался за счёт казны и стал называться «Государев сад». Исследователь природы Воронежского края Николай Степанович Тарачков писал в середине XIX века: «Пётр I приказывал сажать в нем рейнские винограды из Германии, грецкие орехи из Голландии, шелковицы и различные цветы».

Этот ботанический сад и расположенная рядом дубовая роща стали одним из любимых мест отдыха горожан. В 1798 году, чтобы сократить казённые расходы, император Павел I передал сад во владение помещику Алексею Викулину. Несмотря на то что сад перешёл в частные руки, он по-прежнему был доступен для горожан. И получил название Викулина роща.

В начале ХХ века Викулина роща с садом была передана купцу Мирошниченко, который продал дубы на дрова, а вскоре вырубили и сад. Об этом событии и рассказал художник Лев Соловьёв. Кстати, даму, гуляющую на месте исчезнувшей рощи, он писал со своей жены Александры Александровны.